Трапп, французский Грозный?

-Несколько дней назад я писал об огромной субкультуре, которую породила Франция во многих своих пригородах и которая является лишь французским вариантом субкультуры, вышедшей из иммигрантских гетто США.

Я, очевидно, не единственный, кто наблюдает эту космическую пустоту, поскольку по мнению Шарля Консиньи, «варвары уже в городе», варвары «жаждущие денег, больших машин и телок, барахтающихся в голливудских бассейнах, в то время как они (варвары) орут о своей жажде бездонной пустоты элиты».

Беспорядки, произошедшие в городе Трапп в последние дни, приносят разъяснения относительно в некотором роде французского исключения, которое, даже в ледяной пустоте почти утраченных республикой территорий, продолжает отличать нашу шпану от шпаны американской.
В 2011 году был принят закон о запрещении полного сокрытия лица в публичном пространстве. Закон, разумеется, спорный (dura lex, sed lex), но отметим, что подобные законы, регламентирующие ношение никаба, существуют во многих мусульманских странах. Арест в пятницу, в соответствии с этим законом, женщины в никабе в городе Трап привел к тому, что несколько сотен хулиганов («молодежи», как говорят во Франции) вечером напали на полицейское отделение города в знак протеста против этого ареста. Проще говоря, в знак протеста против применения законов республики.

Беспорядки (десятки сожженных автомобилей, разрушенные автобусные остановки, сожженные склады, минометные обстрелы и коктейли Молотова против полицейских) продлились ночью с субботы на воскресенье, расширившись на соседние муниципалитеты Эланкур и Гюйянкур, и привели к аресту лишь жалкой горстки хулиганов. Вивиан, мать задержанной молодой женщины (Кассандры), сделала более чем тревожное заявление журналистам, утверждая, что «между братьями, между мусульманами, обычно так не происходит. Можно напасть на другого, можно напасть на христианина, но нельзя ударить брата мусульманина».

По мнению некоторых жителей Траппа, города, расположенного на французской территории, в 2013 можно нападать на христиан?

Жители Траппа утверждают, что именно общая атмосфера «побуждает революцию» или что «Это лишь начало. Через 20 лет, Трапп — это Чечня!». Это последнее утверждение, должен сказать, вызывает во мне много противоречивых мыслей. О какой Чечне говорит этот 32-летний молодой отец имени Камель Лауади? О Чечне тех времен, когда Шамиль Басаев и его друзья-наемники и иностранные джихадисты убивали русских солдат, насиловали последних в республике русских женщин и брали в заложники сотни детей Осетии? Или о нынешней Чечне, которая после выигранной российской армией войны была усмирена и восстановлена, смотрите, к примеру, здесь, здесь или здесь?

Для некоторых жителей Траппа, расположенного на французской территории, будущее их города — это межконфессиональная война против французского государства?

Несколько недель назад российские интеллектуалы отправились в Сирию, чтобы разобраться в ситуации на месте, и привезли из города Дарайя фотографии, которые доказывают не только присутствие среди боевиков оппозиции выходцев из России, но и реальные цели значительной части участников так называемого сирийского восстания: война против России. Конечно, Россия не будет единственной целью. Известно, что сотни (даже тысячи) европейцев и, разумеется, французов, участвуют в боевых действиях в Сирии вместе в рядах салафитских движений. Недавно французы смогли услышать разглагольствования одного из наших сограждан, неграмотного и умственно отсталого выродка, объявлявшего себя джихадистом-добровольцем в Сирии и угрожавшего французскому государству.

Он, вероятно, не единственный. Окончание войны в Сирии (если у сирийской армия не будет времени, чтобы заняться ими) может спровоцировать членов этой разнородной террористической массы повернуться к джихаду, но на сей раз на территориях своих стран, чтобы превратить свои города в подобие Грозного или Дарайи. Помолимся, чтобы в этот день (и Бог знает, никто ли не хочет, чтобы это произошло), у французской элиты было мужество российской политической элиты вчера и сирийской сегодня восстановить конституционный порядок и суверенитет государства.

Недавно в редакционной статье Dauphiné было подчеркнуто, что «Департамент Ивелин не находится в Саудовской Аравии. Ни один эмир или какой-нибудь вождь не могут претендовать там на законную власть. Законы, принятые парламентом, применяются в Ивелине, как и везде во Франции (…) Именно поэтому в городе Трапп нельзя расхаживать в чем мать родила. Или одетым в чадру».

Действительно, необходимо напомнить тем безрассудным молодым людям, которые атакуют полицейские участки, презирают христиан и мечтают о Сирии, что хулиган — это плохой мусульманин и что честный мусульманин — это человек, который уважает законы. Или же тот простой факт, что Трапп расположен во Франции и, следовательно, на христианской земле.

1 thought on “Трапп, французский Грозный?

  1. mekhti

    Обратитесь к опыту президента Узбекистана Каримова в Андижане.

    Reply

Leave a Reply

Your email address will not be published.