Арабская весна: поражение демократии на Востоке?

197058194Египетская армия в конце концов вмешалась, чтобы сместить президента Мохаммеда Мурси, первого за тридцать лет демократически избранного президента страны. Арабская весна, родившаяся в Тунисе в конце 2010 года, пришла в Египет в начале 2011 и привела к уходу президента Мубарака, который возглавлял Египет в течение трех десятилетий.

Требования большей части египетской молодежи, возглавившая революцию, называемую нильской или папирусной, на центральной площади Каира (площадь Тахрир), привели к свободным выборам, на которых победили исламисты.

Действительно, на первых после Мубарака парламентских выборах, в которых приняли участие 55% избирателей, «Братья-мусульмане» получили 44,6% голосов, с ними смогли соперничать только самые радикальные из них, салафиты, получившие 22,5% голосов, а первая псевдо-либеральная партия получила лишь 7,8% голосов. На президентских выборах 2012 года раскол страны надвое (исламо-консерваторы против реформистов) стал ощутимым, и выборы свелись к политической дуэли между человеком эпохи Мубарака и кандидатом от «Братьев-мусульман», ученым Мохаммедом Мурси, который учился в США. Он победил на выборах с 51,73% голосов (участие в выборах приняли всего 45% избирателей) и принес присягу в июне 2012 года.
Через год он будет смещен армией после новых огромных манифестаций (несколько миллионов человек), прошедших на площади Тахрир и по всему Египту. Оппозиционеры в основном ставили ему в вину слабое руководство экономикой страны. В эти выходные многие сотни тысяч сторонников свергнутого президента также вышли на улицы, требуя уважать результаты голосования и демократию. Манифестации обернулись противостоянием между сторонниками Мохаммеда Мурси и армии, и сегодня 10 июля 2013 говорят уже о десятках убитых и сотнях раненых.

В этом состоит явно неразрешимая дилемма для Египта, стран арабской весны и международного сообщества.

Демократия арабской весны стала свидетелем появления и захвата власти исламско-консервативными движениями (в основном «Братьями-мусульманами»), которые ранее были запрещены или же были отстранены от политики бывшими светскими властями, вышедшими из периода холодной войны. Это возвращение к власти духовенства и политического ислама усилило транстерриториальные сражения за влияние, что привело, например, к ситуации в Сирии. Эта страна действительно сталкивается с войной на региональном и конфессиональном уровне, когда региональное суннитское течение пытается подорвать «шиитский полумесяц», атакуя, по мнению суннитов, его самый еретический компонент, но и самый светский, согласно западным критериям. Сирия также стала зоной открытого конфликта российско-шиитской коалиции с западно-суннитской осью.

Миф об исламе, совместимом с демократией, кажется, поставлен под сомнение.

Электоральная победа «Братьев-мусульман» в Египте, Тунисе и Ливии, которая могла бы привести к сосуществованию шариата и демократией, уже не кажется жизнеспособной. Существует глубокий культурный кризис в арабо-мусульманских обществах. Новые режимы, возникшие после выборов испытывают трудности в интеграции большинства, будь оно этно-культурным, религиозным и поведенческим. За исключением Туниса, где исламисты идут на сотрудничество, экономическое положение всех стран, затронутых этими новыми режимами, более чем катастрофическое, что неизбежно породит в ближайшем будущем протесты, как сегодня происходит в Египте.

Военные перевороты и хунты у власти всегда решительно осуждались западными странами, будь то в Бирме, Греции или в Аргентине. Мягкость западной реакции на военный переворот в Египте демонстрирует необходимость выбора между армией и исламизацией. Глава турецкой дипломатии Ахмет Давутоглу пытался предотвратить действия военных против египетского президента, предупредив ошеломленные европейские столицы, но это не удалось.

Но армия все больше предстает как новая власть (или противовес прежней власти), единственной, способной поддержать некую форму национального баланса и защитить межобщинное равновесие (и меньшинства) от чрезмерной исламизации стран. Эта тенденция не нова. В Алжире победа исламистов, отмененная в 1991 году, погрузила страну в пучину десятилетней гражданской войны, когда армия противостояла, до своей победы в 2002 году, различным исламистским группировкам. В Турции Реджеп Эрдоган с момента своего избрания в 2003 году проводил интенсивные кампании по дезактивации армии и отправлял в тюрьмы офицеров, которые могли оказать сопротивление медленной исламизации страны, вызывающей беспокойство меньшинств и мирян, которые недавно приняли участие в манифестациях. Сегодня в Сирии армия является единственным гарантом восстановления нарушенного конституционного порядка.

Среди многочисленных египетских манифестантов на площади Тахрир некоторые размахивали сирийскими флагами и портретами Башара Асада, выражая свое понимание региональных геополитических событий, а также глубокое чувство, что Сирия и Египет должны быть едины и не воевать друг с другом. Следует помнить, что исторически Египет и Сирия уже были одним государством, чтобы противостоять, с одной стороны, коммунистической угрозе (которой больше не существует) и, с другой стороны, угрозе американской. Не потому ли на площади Тахрир многие протестующие  несли также плакаты с осуждением американской поддержки кандидата Мурси?

Очевидно, что радикальные группы не замедлят пригрозить египетской армии конфликтом для восстановления исламистского правительства, пришедшего к власти через выборы. Можно задаться вопросом, не начнется ли в Египте гражданская война по образцу алжирской, когда в 1991 году военные аннулировали результаты выборов.

Арабо-мусульманский мир рискует пережить в течение этого столетия большую внутреннюю войну, политическую, религиозную и поколенческую. Американские планы по переустройству Большого Ближнего Востока, как кажется, откладываются на неопределенный срок. Теперь необходимо попытаться представить, каковы будут прямые последствия этих потрясений для государств региона, а также возможные последствия для Франции, Европы и России.

3 thoughts on “Арабская весна: поражение демократии на Востоке?

  1. Cornell Adkins

    “Школы Таджикистана этой зимой не останутся без электроэнергии”, – пишет газета “Зиндаги” (“Жизнь”). Как сообщил на пресс-конференции министр образования страны Абдуджабор Рахмонов, между министерствами образования, энергетики и компанией “Барки Точик” подписано соглашение, согласно которому к сельским школам будут проведены отдельные линии электропередачи. “Данный шаг предпринят в целях бесперебойного обеспечения школ электроэнергией в зимнее время и исполнения поручения президента страны, а также реализации государственной программы по компьютеризации”, – отметил он. По его словам, в настоящее время со стороны местных хукуматов закупаются генераторы. Кроме того, для реализации программы по компьютеризации местных школ оказывается поддержка и со стороны бизнесменов, меценатов и международных организаций. А. Рахмонов также сообщил, что на следующий год планируется закупить компьютеры еще для 500 классов отдаленных сельских школ. Он также призвал, что преподавателям необходимо больше внимания уделять работе со школьниками и их обучению работы на компьютере.

    Reply
  2. Juan E. Hall

    И вот теперь о Мухаммеде Мурси остались только воспоминания, а в каирской тюрьме Тора ему уже готовят тепленькое местечко, возможно, даже рядом с камерой Хосни Мубарака. В народе шепчутся о том, что теперь Мубарака должны как минимум помиловать. А может быть, даже и освободить. Поговаривают также и о его сыне Гамале Мубараке, который на фоне бородача Мурси и компании выглядит вполне вменяемым вариантом. Но до этого еще далеко. А пока к присяге был приведен глава Конституционного суда Адли Мансур, который будет исполнять обязанности президента, и уже формируется новое правительство технократов.

    Reply
  3. Marcia J. Campos

    Сегодня Верховный комиссар ООН по правам человека Нави Пиллэй призвала власти Сирии пустить в страну международных наблюдателей и отметила, что Сирия сейчас очень близка к гражданской войне . Пиллэй также подтвердила информацию, что с начала протестов в стране погибло около тысячи представителей сирийских правительственных сил. Однако, по словам комиссара, в целом в Сирии за 9 месяцев протестов погибло уже более 4 тысяч человек.

    Reply

Leave a Reply

Your email address will not be published.