Экономическая дипломатия: единственное будущее российско-европейских отношений?

Визит российского президента на прошлой неделе в Европу не только имел первостепенное значение, он оказался крайне символичным для сложных отношений между Россией и Европой.

Визит Владимира Путина в Германию закрепил отношения между двумя странами, которые, как кажется, ограничиваются новой, но плодотворной экономической дипломатией. Ангела Меркель повысила тон по поводу НПО, поскольку в двух немецких политических фондах: Фридриха Эберта (близкий к СДПГ) и Конрада Аденауэра (близкий к ХДС) в России были проведены обыски. Меркель открыто высказала российскому президенту свое мнение по этому деликатному вопросу, как сделала она и в случае с Pussy Riot, не добившись, впрочем, желаемого эффекта, вероятно, так будет и с делом немецких НПО; весьма сомнительно, что по этому вопросу она найдет во Владимире Путине внимательного слушателя.

Полемика по Pussy Riot и НПО стала продолжением несколько суховатого обмена мнениями двух лидеров по Кипру, когда Владимир Путин назвал план Меркель «несправедливым, непрофессиональным и опасным».

Всегда удивительно видеть, как Германия дает уроки демократии своим соседям, немногие знают, к примеру, что ХДС является политическим крестным отцом оппозиционных украинских партий, которые стремятся ускорить и подтолкнуть процесс присоединения Украины к ЕС и евро-атлантическому сообществу, и которые напрямую сотрудничают с американскими оранжевыми фондами, такими как  IRI (республиканцы) и NDI (демократы).

Что же касается НПО, можно было бы спросить немецкого канцлера, что бы она сказала, если бы иностранное государство, скажем, Китай или Россия, оказывали финансовую и материально-техническую поддержку ассоциациям (вроде «Голоса»), чтобы вмешиваться во внутренние политические процессы в Германии (см., например, здесь, здесь и здесь). Можно только удивляться, что спонсоры «Голоса» (USAID, NDI, IRI…) те же, что и у вышеупомянутой украинской партии УДАР.

Но канцлер Меркель, которая готовится к избирательной кампании, знает, что должна отмежеваться от своей левоцентристской оппозиции (СДПГ), которая гораздо менее придирчива в вопросах прав человека; главный оппонент Ангелы Меркель Пеер Штайнбрюк недавно заявил, что «западные стандарты демократии не могут быть немедленно перенесены в Россию» или же что Россия является «неизбежным партнером, и не следует ее унижать».

Минимум, в то время как товарооборот между двумя странами в 2012 году достиг рекордных 80 миллиардов долларов, а значительная энергетическая зависимость Европы должна еще увеличиться через Германию, с расширением газопровода «Северный поток».

В Голландии атмосфера визита российского президента была еще более прохладной, а термин «экономическая дипломатия» кажется более чем адекватным. Нидерланды ― первый европейский экономический партнер России, поскольку товарообмен между двумя странами в 2012 году достиг 82,7 миллиардов долларов. Тем не менее, российский президент был вновь встречен вопросами о проверках местных НПО и правах геев, а также манифестацией в защиту прав сексуальных меньшинств. Можно попытаться представить, что сказали бы голландские власти, если они были встречены в Москве манифестациями россиян, враждебно настроенных в отношении существующих в Голландии либертарианских законов, которые позволяют, например, существование партии педофилов, стремящейся к легализации детской порнографии и зоофилии.

Можно ли представить, что Нидерланды могли бы хотеть, по определенным пунктам, в том числе и по этому, стать моделью для всего мира? Все же необходимо признать, что по этому вопросу мы очень далеки, с точки зрения посягательства на личные свободы, от спорного российского закона, запрещающего не гомосексуальность, а ее публичную пропаганду.

Во время этих российских передвижений по Западной Европе, которые были успешны по меньшей мере с экономической точки зрения, Сербия сделала еще один шаг к российско-ориентированному блоку и Евразийскому союзу (как я писал 6 месяцев назад в статье «Евразийский союз между двумя мирами»), отвергая предписание Брюсселя принять без возражений независимость Косово. Также страна на этой неделе первым из европейских государств, не принадлежащих к бывшему советскому блоку, стала членом-наблюдателем
ОДКБ.

В то же время, параллельно с этим серьезным политическим сближением, Россия предоставила маленькой Сербии кредит в размере 500 миллионов долларов, подтвердила соглашение о военном сотрудничестве, продлила режим свободной торговли между двумя странами и подтвердила, что берет на себя финансирование участка «Южного потока», который пройдет через Сербию.

Напомню, что «Южный поток» ― российский газопровод, который пройдет по дну Черного моря в Европу, в дополнение к газопроводу «Северный поток» из России в Германию, проходящему по дну Балтийского моря. Этот новая труба позволит России не зависеть от Германии в поставках энергоресурсов в Европу, как раньше она зависела от Украины.

Очевидно, что отношения Россия ― ЕС четко привязаны к стабильной экономической дипломатии и не обещают слишком много сюрпризов, поскольку поддерживаются высоким уровнем экономической взаимозависимости. Вопрос морали, даже если он не слишком мешает отношениям, остается главным предметом разногласий.

Россия, со своей стороны, по-прежнему пытается повысить уровень политической интеграции со своими ближайшими соседями, а также с православным блоком.

Ближайшее будущее покажет, оправдает ли себя эта политика.

1 thought on “Экономическая дипломатия: единственное будущее российско-европейских отношений?

  1. Евгений

    Интересный и, пожалуй, адекватный взгляд. России, действительно, необходимо развивать экономическое сотрудничество и не обращать внимания на попытки поучений со стороны Европы. Слишком надоело европейское (И американское) мессианство. Кроме того, мы очень хорошо помним девяностые годы.

    Reply

Leave a Reply

Your email address will not be published.