Усилится ли битва за Евразию?

Оригинальная статья была опубликована в РИА Новости
*
«США будут противодействовать интеграционным процессам на постсоветском пространстве».
Хилари Клинтон – 2012

Недавние заявления государственного секретаря США Хиллари Клинтон на конференции в Дублине 6 декабря 2012 года о намерении Вашингтона противостоять интеграционным процессам на постсоветском пространстве имели, по крайней мере, одно достоинство: они продемонстрировали, что Таможенный союз и, следовательно, будущий Евразийский союз воспринимаются американской администрацией как абсолютное зло. Хиллари Клинтон не церемонилась, по ее мнению Евразийский союз является, ни
больше, ни меньше, реинкарнацией Советского Союза, и, следовательно, отражает желание России в сстановить контроль над Евразией, за которую Россия и Запад, в лице Англии, а затем Америки, борются уже почти 150 лет.


Необходимо вернуться назад, чтобы понять, что означает битва за контроль над Евразией, которая вовсе не является ни фантазией, ни легендой. Напротив, речь идет о геополитической реальности, являющейся важнейшей составной частью внешней политики США и Запада после падения Берлинской стены.




Во время холодной войны американская держава боролась не только за победу над своим советским противником, она боролась еще и за контроль над миром. Американские стратеги оставались верны линиям, прочерченным мэтрами англо-саксонской геополитики, в частности, Хэлфордом Макиндером и Николасом Спайкменом.Для них владение миром не могло осуществиться без контроля над зоной, где в будущем будет сконцентрировано большинство населения и большая часть энергетических ресурсов планеты: Евразией, которую также называют Мировым островом или Хартлендом



«Кто контролирует Хартленд, контролирует мир». Хэлфорд Джон Макиндер ― 1919.

В этом смысле опека НАТО после 1945 года над Западной Европой была не более чем реализацией принципов Николаса Спайкмена, который полагал, что необходимо подчинить периферийное кольцо (Римленд), окружающее этот Мировой остров, этого континентального Хартленда. Западная Европа представляет собой западную часть этого находящегося под контролем кольца. Как вы можете видеть здесь, зона, простирающаяся от каспийских берегов до Центральной Азии, является его восточной частью, и именно об этой области говорила Хиллари Клинтон.



«Кто контролирует Римленд, контролирует Евразию. Кто управляет Евразией, управляет судьбами мира». Николас Дж. Спайкмен ― 1942.

Провалившаяся попытка создания ГУАМ (Грузия, Украина, Азербайджан, Молдова), а затем попытка взятия под контроль тех же государств (членов этого периферийного кольца) через спланированные в США цветные революции должны пониматься и
рассматриваться именно в этом смысле: как новый этап сдерживания России, что является важнейшим предварительным условием замыкания Римленда. Кроме того, в своем заявлении Хиллари Клинтон подчеркнула глубокое разочарование, которым стала для американского Госдепартамента Украина, особенно если вспомнить энергию и ресурсы, затраченные американской администрацией, по превращению Украины в главную пешку НАТО. Это старый проект создания оси Германия – Польша – Украина, о которой мечтал
Збигнев Бжезинский еще в 1997 году и которая, по его мнению, должна была послужить для вытеснения России и закрепления НАТО в сердце Восточной Европы.



«Необходимо, чтобы ни одна евразийская держава, способная доминировать в Евразии, не смогла бросить вызов Америке».
Збигнев Бжезинский ― 1997


Разумеется, заявления Хиллари Клинтон вызвали сожаление Леонида Слуцкого, главы думского комитета по делам СНГ. Он отметил, что растущий потенциал геополитического объединения в Евразии может сделать этот регион одним из крупнейших мировых игроков. Ситуация существенно отличается от той, что предполагалась для России в 1991 году в однополярном мире, где ей не оставалось места.


Многие западные страны ценили Ельцина именно потому, что он был символом слабой России и символом их победы над СССР. 20 лет спустя, когда центр тяжести мир перемещается в сторону Азии и Китая, американоцентричный Запад переживает экономический кризис, который серьезно ослабляет его положение на международной арене. Между тем, Россия, расположенная на полпути между Западом и Азией, воспрянула, став сегодня основной державой Евразии.


Складывающийся многополярный мир должен, вероятно, стать миром союзов. Крупные государства в этом мире действуют в логике экономического, политического и военного объединения, будь то в центре Европы, по ту сторону Атлантики, в Южной Америке или же в Азии. Эти союзы могут вскоре привести к появлению суверенных блоков, как в военном, так в экономическом и политическом плане, а мир разделится на зоны суверенного влияния.


Почему народы Евразии не имеют права приступить к углубленной региональной интеграции? Американские угрозы, направленные против добровольного союза суверенных государств, как кажется, в значительной степени отдаляют возможность реальной российско-американской перезагрузки. Разногласия по Сирии, страны, которую несколько месяцев назад Таможенный Союз предполагал интегрировать в зону свободной торговли, еще больше усиливают затруднения.


Таковы высказанные в Дублине воинственные речи Америки, хотя недавно глава российского государства напомнил, что Россия должна мирно найти свое геополитическое место в мире и что евразийская интеграции должна осуществляться с уважением к суверенитету государств. Принцип национального суверенитета, подорванный во время периода однополярности, лежит в основе как БРИКС (читать анализ на эту тему), так и российской внешней политики, особенно в том, что касается Сирии.


Суверенитет против интервенционизма, односторонность против многосторонности. Неужели эти два столь диаметрально противоположных мировоззрения вновь активизируют битву за Евразию?

1 thought on “Усилится ли битва за Евразию?

  1. Anonymous

    “Неужели эти два столь диаметрально противоположных мировоззрения вновь активизируют битву за Евразию?”

    Больше похоже на битву за эвтаназию.

    Reply

Leave a Reply

Your email address will not be published.