К миру без Европейского Союза?

Оригинальная статья была опубликована в РИА Новости

*

Испанцы услышали по крайней мере одну хорошую новость в этом 2012 году: у них лучшая футбольная команда в Европе. Но мрачное совпадение подтверждается ― победители последних чемпионатов Греция (2004) и Испания (2008 и 2012) находятся в ситуации, близкой к экономическому коллапсу.В Европе не проходит ни месяца без «совещания последнего шанса», ни дня без того, чтобы слова «финансовые рынки» или «финансовый кризис» не вызвали бы беспокойства подавляющего большинства европейцев о своем ближайшем будущем. Месяц за месяцем на этих совещаниях членами ЕС разрабатываются временные решения, чтобы избежать развала еврозоны и, возможно, самого Европейского Союза. Для граждан стран ЕС спектакль становится трагическим: находящиеся на последнем дыхании страны спрашивают, как заимствовать еще больше, другие дают совет ― работать больше и тратить меньше.

Плохие ученики («посредственности», 
сказал бы белорусский политолог Вадим Гигин) надеются, что выборы в Германии в 2013 приведут к политическому падению системы Меркель, что позволит создать евробонды, которые сделают долги государств общими. Эта система евробондов будет иметь прямые последствия: в случае банкротства одного государства, другие будут «обязаны» возместить его долги. Иными словами, речь идет о том, чтобы заставить платить всё еще относительно здоровые  государства, играя на принципе «финансовой солидарности». И, возможно, на психологическом шоке для рынков, чтобы помочь отстающим, заставив снизить процентные ставки.Один друг, близкий к высоким инстанциям Европейской комиссии, недавно сказал мне, что по его мнению ЕС грозит от 10 до 15 лет кризиса. Я тут же спросил себя, исчезнут ли долги государств через 15 лет, и благодаря какому доселе неизвестному методу? В настоящее время говорят только о том, чтобы занимать все меньше и меньше. Есть другие высокопоставленные наблюдатели, настроенные гораздо менее оптимистично. По мнению бывшего российского министра финансов Алексея Кудрина, зона евро движется к  распаду.
Он полагает, что предстоящий выход Греции из зоны евро должен привести к серьезному усилению давления на Испанию. Эту точку зрения разделяют аналитики Capital Economics, по мнению которых распад зоны евро вероятнее всего произойдет в 2013 году, то есть десятилетие спустя после создания. ЕС, не имеющий федерального правительства, кажется, не в состоянии помочь своим членам справиться с ситуацией, и маленький остров Кипр, которому угрожает ситуация по образцу исландской, ищет помощи у России и Китая.

А рядом с Европейским Союзом ― российский случай, который должен быть лучше проанализирован европейскими экспертами. Следует помнить, что в 90-е годы финансовая и социальная ситуация в России была гораздо хуже, чем в сегодняшних Греции или Испании. Сегодня российская элита всехполитических мастейне хочет возвращения в 90-е годы и попадания в спираль вынужденной и болезненной задолженности. Российский бюджет формируется с большой осторожностью, целью является его сбалансированность или профицит, а государство создало резервы, чтобы противостоять неожиданностям.Утверждения, что в России все основано на углеводородах, а в Китае ― на низкой стоимости рабочей силы, не в полной мере объясняют, почему в этих двух странах по-прежнему продолжается экономический рост и накопление валютных резервов. В России, как и Китае, контроль  политической власти над планированием экономики является реальностью. Мощное федеративное государство оказывает влияние на частную экономику и рынок, вполне возможно, что именно этого не хватает Европейскому Союзу.

Этот политический и экономический кризис в ЕС следует рассматривать в контексте более широком, чем европейский континент. Как справедливо недавно заметил   французский министр иностранных дел Лоран Фабиус: «Кризис пришел не из  Европы, Lehman Brothers ― это не европейский банк». Кризис приходит из-за Атлантики, это кризис всей западной системы, а Европа в настоящее время дорого платит за последствия американского ипотечного кризиса. Мир изменился молниеносно. Противостояние коммунистической и либеральной/западной идеологи имело по меньшей мере одну заслугу: структурирование мира. После победы либеральной идеологии появилась  новая идея: возможность глобального соглашения по экономической и политической модели, идеальной и единственной. Победа капиталистической модели казалось окончательной, и было принято считать, что идеология победителя станет «операционной системой», возможно, навсегда. В то время даже мечтали об историческом конце идеологий. По мнению Фрэнсиса Фукуямы, История действительно должна была закончиться в день, когда всеобщий консенсус относительно демократии положил конец идеологическим конфликтам.Однако спустя 23 года после публикации тезиса Фукуямы, эта «глобально-западная» система (глобатаристская, говорят недоброжелатели), кажется все менее функциональной, а этот всеобщий демократический консенсус ― более расплывчатым, чем когда-либо.


Где же тот оптимизм, который преобладал на Западе в момент исчезновения СССР? И эта идеология либерального демократического глобалистского идеала, который обогатит все народов планеты? Постепенно приходит понимание, что если либеральная идеология и ускорила глобализацию, то глобализация, вероятно, напрямую способствовала разрушению западного  господства, через ослабление его идеологии, конечно, но также за счет появления новых способов политико-экономического правления и новой системы ценностей.

Сегодня можно задаться вопросом: а что если  «операционная система» западного мира (политическая, экономическая и моральная) больше не работает?

 Перевод : Уголин (Ursa-Tm)

Leave a Reply

Your email address will not be published.