К национальному примирению?

L’article original a été publié sur Ria Novosti. 

*
Межэтническое и межкультурное сосуществование создает сейчас повторяющиеся проблемы во всех странах Европы. В последние десятилетия Франция и Европейский союз впервые в своей истории познали волны неевропейской иммиграции, которые создают проблемы интеграции, ассимиляции и мирного сосуществования с представителями коренных европейских народов. Гетто и национальное обособление являются двумя основными препятствиями, с которыми сталкиваются попытки гармоничной
интеграции вновь прибывших.
Недавно политические лидеры Франции, Германии и Великобритании признали провал мультикультурного общества, каким оно сформировалось в Европе. В рамках ЕС линеаризация политической жизни (по оси левые / правые) отчасти исключила из обсуждения понятия патриотизма и / или национализма, отданных движениям и политическим группкам, которые на политической арене классифицируются как самые правые. В большом масштабе (в европейском масштабе) вопрос об идентичности этой гиперструктуры
также ставится, без того, чтобы в данный момент на него был дан ясный ответ. Идет ли речь о христианском клубе? Является ли ЕС будущим федеративным государством? Как далеко должно продолжаться расширение Европы? В каком направлении? Является ли Россия, к примеру, менее европейской, чем Турция, это большое мусульманское государство, расположенное в Азии?Я уже упоминал несколько месяцев назад о существенном различии в структуре между Российской Федерацией и социальными демократиями Европейского Союза. Российская Федерация является исторической империей, которая уже в течение долгого времени включает в себя разнообразные народы и религии. Руководство другими и межрелигиозное сосуществование там гораздо более давние и уже укоренившиеся в политических нравах. Ислам в России, являющийся второй религией страны, это ислам коренной, местный, не создающий новых проблем, с которыми сталкивается, к примеру, французское общество.

Правда, что французский ислам был привезен миграционным потоком совсем недавно, и можно сказать, что этот французский ислам в некотором роде все еще существует в бета-версии. Межрелигиозный мир в России, который я проиллюстрировал на примере Татарстана, не был подвергнут опасности даже двумя последними войнами, которые российское государство вело на Кавказе. Однако этот опыт руководства различными общинами в России не помешал ни появлению в стране серьезного насилия на почве ксенофобии, ни существованию экстремистских группировок.

В декабре прошлого года инциденты возродили напряженность между Москвой и Северным Кавказом, так как после гибели русского болельщика во время драки, тысячи молодых радикалов собрались в знак протеста против очень значительного столичного кавказского меньшинства. Демонстрация привела к насилию, и весь декабрь шествия националистов и молодых кавказцев
следовали одно за другим, и даже сталкивались в столице. Эти непривычные проявления позволили проявить для иностранных наблюдателей две различные концепции России.

Националистическая этно-ориентированная концепция, которая полагает, что Россия должна отделиться от мусульманского Кавказа, и патриотическая федеральная версия, которая полагает, что идентичность России находит свое отражение в многообразии составляющих ее народов. В ответ на эти события были запрещены за экстремизм две основные группы крайне правых российской политической сцены, «Славянский союз» и «Движение против нелегальной иммиграции» (ДПНИ). Это запрещение стало частью мер,
принимаемых правительством России в попытках прекратить преступления и нападений на почве ксенофобии в основных городах страны. В последнее время различные группы скинхедов были приговорены российскими судами к очень суровым наказаниям, а около 500 человек после беспорядков в декабре 2010 года были осуждены за экстремизм.

Такая политика, похоже, дает результаты, так как по данным московского Бюро по Правам Человека 41 человек был убит в ходе 188 расистских нападений в 2010 году, против 87 убитых (и 378 раненых) в 2008 году и 71 убитых (и 333 раненых) в 2009 году.

Тем не менее, несмотря на это подавляемое насилие, общая политика сосуществования этносов и религий в России является моделью, которую европейские страны должны, без сомнения, взять за образец. Создание жизнеспособных мультикультурных моделей является сегодня настоятельной необходимостью для всех стран Европы. Впрочем, президент Дмитрий Медведев напомнил в начале этого года, что Россия «не может позволить соблазнить себя размышлениями относительно провала мультикультурной модели».

Еще более удивительно, правительство Чечни официально пригласило лидеров двух вышеупомянутых запрещенных российских крайне правых групп, чтобы показать им жизнь республики, но также попытаться ослабить напряженность между кавказцами и этническими русскими. Лидеры, о которых идет речь, отправились туда в начале мая и смогли встретиться с должностными лицами
и посетить республику. Они вернулись, утверждая, что были приятно удивлены республикой, благодаря царящему в ней «моральному кодексу», но также потому, что жизнь там приняла более или менее нормальный вид после окончания войны.

Министр иностранных дел республики Шамсаил Саралиев обосновал приглашение, объяснив, что чеченцы не хотели конфликта с кем бы то ни было из националистических соображений. Это попытка всеобщего примирения, объясненная экстремистам, без сомнения, является первой и скромной, но она очень символична. Разве не призвал президент России Дмитрий Медведев во время недавнего визита на Кавказ мусульманские организации содействовать возвращению на Кавказ некавказских народов, а мусульманское духовенство включиться на самом высоком уровне в борьбу с терроризмом?

Перевод : Уголин (Ursa-Tm)

Leave a Reply

Your email address will not be published.