Ставки в битве за Триполи

Оригинальная статья была опубликована в РИА Новости
*

Директор Института Ближнего Востока Евгений Сатановский недавно дал чрезвычайно интересное интервью о позиции, которую Россия должна занять в связи с революциями в арабо-мусульманском мире. Это интервью заслуживает места в пантеоне многосторонности и невмешательства.
 
По его мнению, эти изменения, эволюцию которых невозможно в настоящее время предсказать, могут также распространиться на страны черной Африки (поскольку они являются жертвами того же зла, а их границы, возникшие после деколонизации, хрупки), а также на некоторые азиатские страны, такие как Пакистан, обладающий ядерным оружием.
 
Эти потенциальные волнения могут повлечь за собой изменение границ, но также изменение баланса сил в международных отношениях. Россия, продолжает Евгений Сатановский, должна «воздерживаться от вмешательства, и сосредоточить свою энергию и свои деньги на внутреннем развитии, и не возвращаться к нео-советской логике инвестиционных потерь». Он утверждает, что «России, вероятно, следует подражать Китаю, который строит автомобильные и железные дороги на своей территории, а на Ближний Восток и в Африку отправляется только в поисках сырья». Наконец, он напоминает о «многих российских регионах в Сибири и на Дальнем Востоке, где уровень жизни ниже, чем в странах, которым Россия может попытаться помогать».

 

Эти вспыхивающие тут и там революции имеют, в действительности, разную природу, даже если у них и есть много общего, в первую очередь, принадлежность к тому большому Ближнему Востоку), который администрация США в 2003 году поклялась переустроить и превратить в свободную зону, кто хочет, тот поймет. Разумеется, в большинстве стран внутренняя ситуация способствует социальным взрывам, но напрашивается вопрос о том, как интерпретировать дипломатическое и медийное наступление на Каддафи в пользу повстанцев, частично исламистских, которые уже пользуются благосклонностью Николя СаркозиБернара-Анри Леви и практически всего международного сообщества. Конечно, полковник Каддафи далеко не великий демократ, а Ливия вовсе не европейская социал-демократия, но Ливия никогда не примыкала к глобальному радикальному исламизму.

 

Социалистическая революция привела там к созданию режима, который, в конце концов, не является ни менее демократическим, ни самым бедным в регионе, и это несмотря на десятилетнее эмбарго и лидера, открытого врага международного сообщества. За 40 лет ливийское население увеличилось вчетверо, появился образованный средний класс, неграмотность в 2006 году составляла 8% среди мужчин (против 36% в Марокко и 16% в Тунисе) и 29 % среди женщин (против 50% в Марокко и 36% в Тунисе). Наконец, права женщин в Ливии защищены лучше, чем во многих других мусульманских странах, поскольку в настоящее время они составляют большинство в высших учебных заведениях. Урок для Бен Али и прочих Мубараков, друзей международного сообщества, Запада и МВФ, но не способных учредить малейшие зачатки социальной и финансовой справедливости в своих странах.

 

Я кратко объяснил в одной из своих прошлых статей практически нулевой риск возможности в России революции по типу египетской. Тем не менее, Россия очень внимательно следит за недавними событиями, в том числе в Ливии. Последствия падения ливийского режима, которого так торопливо жаждет Запад, во главе с Францией, косвенно могли бы достаточно серьезно сказаться на России. Разумеется, с начала событий в арабском мире Россия использует рост цен на нефть, позволяющий ей значительно снизить дефицит бюджета и укрепить свои финансовые резервы. Кроме того, и, возможно, самое главное, Россия сейчас предстает (и самое время) в качестве стабильного поставщика для Европейского союза, способного компенсировать нехватку ливийского сырья.

 

Аналитик Дмитрий Бабич даже подчеркнул, что ливийский кризис стал катализатором хороших отношений между Россией и ЕС. Тем не менее, эта комфортная зависимость, усиливающаяся по отношению к черному золоту, развивается не в том направлении, которого желают российские власти. Россия действительно хочет реорганизовать и укрепить свою промышленность, и не желает привыкать к нефтяной ренте. Вспомним также, что последний резкий скачок цен на нефть в августе 2008 года привел (более или менее напрямую) к мировому финансовому кризису, который нанес столько вреда экономике России.

 

Наконец, экономические потери, которые могут стать результатом смещения Каддафи или распада Ливии по югославскому образцу, могли бы привести к тому, что Россия лишилась бы миллиардов долларов, имея в виду действующие контракты на продажу оружия, добычу нефти, строительство объектов энергетики или гидроэнергетики, или же громадный проект по строительству «Российскими железными дорогами» железнодорожной сети по всей стране.

 

События в Ливии остаются сегодня самым неопределенным уравнением для России. Это оправдывает невмешательство и нейтральную позицию России, ищущей, очевидно, статус-кво. Возможно, по той причине, что Каддафи, разыгрывавший сначала карту панарабизма, панафриканизма, затем беспорядочно пытаясь сблизится с Западом, недавно вынул джокера в лице БРИК, призвав Россию, Китай и Индию инвестировать в Ливии. Возможно также, что если споры будут распространяться и расширяться, то Кавказ и даже Центральная Азия могут быть затронуты этими «ненасильственными волнениями». Не далее, как позавчера, Азербайджан, к примеру, пережил свою первую демонстрацию, организованную через Facebook.

 

Конечно, вполне возможно, что эти революции могут привести и к падению режимов, враждебных России, как в Грузии, но, тем не менее, нестабильность в ближнем зарубежье никогда не способствовала ее внутреннему спокойствию, особенно накануне выборов. Евгений Сатановский полагает, что «ящик Пандоры открыт, увидим, что из этого выйдет». Одно можно сказать наверняка, Ливия может остановить эти протестные движения, если Каддафи сумеет восстановить порядок и подавить восстание, или же, в противном случае, их ускорить.

 

Исчезновение «диктаторов» вызвало волну энтузиазма во многих западных странах, которые плохо понимают осторожное поведение России. Достаточно посмотреть на цены на бензоколонке, чтобы понять, что происходит. Если другие производители нефти, особенно в Персидском заливе, будут дестабилизированы, в первую очередь под угрозой окажется слабый экономический рост в США и Западной Европе.
Перевод : Уголин (Ursa-Tm

Leave a Reply

Your email address will not be published.