Выигравший Mistral

La version francaise de cet article est consultable ici


Оригинальная статья была опубликована в РИА Новости


Когда Россия обнародовала свое желание приобрести универсальный десантный корабль-вертолетоносец типа Mistral, Франция ответила утвердительно. Вскоре, однако, стали раздаваться голоса, выражавшие настороженное отношение к сделке. Эта настороженность исходила от государств, вовлеченных в более или менее важные споры с Россией (Грузия, страны Балтии), которые опасались дисбаланса региональной безопасности, опасения, усилившиеся после конфликта в августе 2008 года на Кавказе.


Однако нереалистично представлять, что в 2010 году Россия могла бы иметь агрессивные намерения в отношении европейских стран, и эта настороженность была интерпретирована как возможная напряженность Вашингтона, приведенного в замешательство приобретением столь чувствительного оборудования. Но смысл, вероятно, более широкий и затрагивает проблемы изменения баланса сил на море и ослабления американского военного и морского господства, приобретенного в годы холодной войны. Чтобы лучше очертить ситуацию, важно понять выгоду Mistral и взглянуть, в каком глобальном контексте Россия желает этого приобретения.


Вертолетоносцы являются кораблями, позволяющими осуществлять с моря наземные операции. Являясь многофункциональными, они могут быть использованы для высадки десанта, в борьбе с морским пиратством или же гуманитарной деятельности. Mistral, принадлежащий к классу универсальных десантных кораблей, может перевозить до 1.200 человек, 16 вертолетов, 120 транспортных средств (в том числе танки), два катера на воздушной подушке и суда для десантирования.


На судне также есть пушки, ракетные батареи, медицинские учреждения и командный центр. Возможность десантирования и переброски в удаленные театры военных действий имеет решающее значение для России, которая, после списания в начале десятилетия десантных кораблей типа «1174 Иван Рогов», на сегодняшний день не обладает эквивалентным вооружением.


Во время холодной войны СССР, как и неприсоединившиеся режимы, отказывался от приобретения авианосцев и вертолетоносцев, руководствуясь невмешательством и догматическим антиимпериализмом, когда это не было вызвано материальными затруднениями. После окончания холодной войны мир пережил десятилетие тотального американского военного доминирования, которое было добыто именно этой возможностью переброски вооруженных сил на другую сторону планеты. Через двадцать лет появление региональных держав привело к многосторонности, к тому, что сейчас многие страны стремятся к присутствию в мировом океане.


Наряду с традиционной западными флотами, Россия, Китай, Бразилия, Южная Корея, Турция и Япония хотели бы приобрести авианосцы и вертолетоносцы, которые к середине века должны предоставить всем этим государствам реальную возможность действия по всему миру. Россия, в лице адмирала Владимира Высоцкого, объяснившего, что Россия готовится к строительству авианесущего флота, который предполагается ввести в эксплуатацию к 2060 году, проявила свой интерес к универсальному десантному кораблю во время салона Euronaval-2008 года.


Преграда дипломатической настороженности обойдена, «перезагрузка» между Россией, США и НАТО подтверждена, франко-российский год пришелся кстати. Владимир Путин, подтвердив в середине года, во время визита в Париж, что Москва не будет предоставлять Ирану ракеты С-300 после голосования по санкциям в ООН, также урегулировал этот щекотливый вопрос. Разногласия между сторонами по договору относятся к двум пунктам: соответствующие технологии и место производства. Франция хотела продать корабль без передовых технологий, и чтобы, по крайней мере, два корабля были произведены во Франции. Россия обусловливает покупку передачей технологий и хотела бы купить один корабль, а три других построить в России.


Кажется, что ситуация развивается по французской формуле в том, что касается строительства первого корабля, который должен быть поставлен вместе с передовыми технологиями, в том числе вычислительным оборудованием для сопровождения воздушных операций, необходимым для дальнейшего развертывания авианосцев. Недавно Вера Чистова, заместитель министра обороны по финансово-экономической работе, подтвердила, что средства на покупку зарезервированы в проекте военного бюджета России ближайшие три года.


С французской стороны, директор DCNS (государственная компания военного кораблестроения, производящая Mistral) Пьер Легро отметил, что эти суда будут иметь такое же оборудование, как корабли французского флота, единственное различие будет состоять в увеличении толщины взлетной палубы и более прочном корпусе, позволяющем плавание в северных морях. Что же касается генерального директора верфей, на которых будет строиться Мистраль, он заявил, что первый корабль может быть построен к концу 2013 года, а второй в 2015 году. Российские верфи будут иметь возможность самостоятельно строить корабли с 2016 года.


Поэтому допустимо и желательно, чтобы франко-российский год закончился важнейшим торговым и политическим соглашением. Для президента Франции ставки велики и в финансовом плане, так как стоимость судна составляет около 500 миллионов евро, и в политическом плане, так как он может доказать, что реинтеграция в НАТО в 2009 году не лишила Францию суверенитета. Для российской стороны приобретение является важным с военной точки зрения, но также с точки зрения геополитики, так Россия получает средства для полного достижения целей начатой в марте 2000 политики: остаться державой первого плана.

Перевод : Уголин (Ursa-Tm)
Запись опубликована в рубрике Année croisée France-Russie, Геополитика, РИА Новости, Статьи на русском, Франция. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *