Архив рубрики: Франция

«Спасение Франции – одна из великих, мировых задач России»

9Washington_Army_and_Navy_Club_2010Александр Кириллович Дианин-Хавард – внук первой волны эмиграции, представитель третьего поколения русских, живших за границей. Александр – автор системы Нравственного Лидерства. Он родился и учился в Париже, работал адвокатом в Страсбурге и Хельсинки. С 1994 года читает лекции и проводит семинары по нравственному лидерству в различных странах. С 2007 года живет в Москве. Александр – автор двух книг по лидерству: «Нравственное лидерство» (2008) и «Сотворённый для величия» (2012). Эти книги переведены на 15 языков.

В 2014 г. была издана его последняя книга «Мой русский путь». Это не столько автобиография, сколько книга о Вере, о России, о Франции.

Александр, расскажите нам, как Вы открыли свое призвание преподавателя нравственного лидерства, и вообще что такое нравственное лидерство?

А. Д-Х. : Расскажу свою историю.

В середине 1990-х годов мне предлагают прочесть курс лекций по европейскому праву на французском языке в Хельсинском университете. Многие студенты в нем заинтересованы. Половину лекций я посвящаю истории Евросоюза, чтобы помочь аудитории проникнуть в сердца и умы его отцов-основателей: Робера Шумана, Жана Монне, Конрада Аденауэра, Альчиде де Гаспери. (Отцы–основатели имеют мало общего с тем, что представляет собой Евросоюз сегодня). Мои студенты открываются, высказываются, увлекаются. Многие из них подходят ко мне после занятий, чтобы поблагодарить за то, что я преподаю им вещи, о которых никто в университете не говорит. Читать далее

Встреча с Александром Латса: Мифы о сегодняшней России

russieДорогие читатели!

Имею честь пригласить вас на конференцию, которую я проведу во вторник 4 марта в 19-00 в штаб-квартире Союза за народное движение (238 rue de Vaugirard 75015 Paris); тема конференции «Мифы о сегодняшней России».

Я намереваюсь рассмотреть стоящие перед Россией задачи (демократия, политика, демография, свобода прессы, личные свободы,…) и, кроме того, Олимпийские игры, роль России на Украине, а также образ Владимира Путина в западных СМИ.
Желающие принять участие в конференции могут записаться, связавшись со мной по e-mail или через страницу этого мероприятия в Facebook.

Безымянный

Сербия послужила лабораторией

Безымянный

Безымянный1) Александр Латса, здравствуйте! Не могли бы вы представиться читателям Geopolitika и рассказать о ваших связях с Сербией?

Я французский гражданин, мне 36 лет. Я вырос в черной Африке, учился во Франции, в Бордо. С 2008 года я живу и работаю в России, в Москве. Я возглавляю небольшое кадровое агентство, а также являюсь блогером и политическим и геополитическим аналитиком в РИА-Новости и «Голосе России». Также я веду информационный сайт и в основном пишу о российской политике, геополитике и отношениях Восток-Запад, медийной дезинформации, а также демографии.

В этом году я опубликовал свою первую книгу под названием «Путинская Россия как она есть», доступную на английском и русском языках, и вторую книгу «Мифы о России», которая доступна только на русском языке. Книга на французском должна скоро выйти (вероятно, в 2014 году), и также я надеюсь издать роман (в 2014 — 2015 годах), в котором говорится о Сербии.

В 1999 году во время войны в Сербии я активно поддерживал маленькую Сербию и боролся за прекращение бомбардировок НАТО. В конце войны я изучил сербский язык в университете Бордо и участвовал в создании двух ассоциаций, одной гуманитарной, которая сотрудничала преимущественно с детскими домами и аптеками в Нови-Саде и Воеводине, и второй, нацеленной на создание побратимских культурных связей между Воеводиной и Аквитанией, регионом Франции, в котором я жил. Читать далее

Трапп, французский Грозный?

-Несколько дней назад я писал об огромной субкультуре, которую породила Франция во многих своих пригородах и которая является лишь французским вариантом субкультуры, вышедшей из иммигрантских гетто США.

Я, очевидно, не единственный, кто наблюдает эту космическую пустоту, поскольку по мнению Шарля Консиньи, «варвары уже в городе», варвары «жаждущие денег, больших машин и телок, барахтающихся в голливудских бассейнах, в то время как они (варвары) орут о своей жажде бездонной пустоты элиты».

Беспорядки, произошедшие в городе Трапп в последние дни, приносят разъяснения относительно в некотором роде французского исключения, которое, даже в ледяной пустоте почти утраченных республикой территорий, продолжает отличать нашу шпану от шпаны американской. Читать далее

Бедная Франция?

Оригинальная статья была опубликована в РИА Новости
*
Больше всего французы любят поговорить о политике, это национальная традиция, которая датируется, вероятно, французской революцией 1789 года. Для сравнения, французы, которые интересуются Россией, с удивлением отмечают, что многие россияне, похоже, не слишком интересуются национальной политической дискуссией. Эта ситуация объясняется недавней историей России, но она не является застывшей, в области интереса к политике последние десять лет все меняется очень быстро.


В советские времена русские привыкли прислушиваться к политикам, не рискуя высказывать свои замечания. На момент распада Советского Союза, многие думали, что сразу же откроется путь к свободе, прогрессу и богатству. Новая политика Бориса Ельцина принесла большие надежды: рыночная экономика, ноутбуки и демократия должны были обеспечить решение всех проблем, это была эпоха «чикагских мальчиков» в Москве. В итоге, два срока Ельцина трансформировали надежду в кошмар посредством неконтролируемой приватизации, всеобщего обнищания и демографического коллапса, от которого страна сегодня едва оправилась. Увеличение количества политических партий, свобода предпринимательства, афёры и финансовый капитализм быстро разрушили экономику России. Власть денег, потеря общего интереса, резкое падение уровня жизни трудящихся и пенсионеров привели к широко распространенному чувству недоверия по отношению к миру политики. К концу 1990-х годов политическая элита утратила всякое доверие в глазах населения России.


Известна история этих десяти черных лет: последней вспышкой трезвости Ельцина было назначение Владимира Путина. Путин сумел избежать развала системы через диктатуру закона, и восстановил порядок в стране. Следующее десятилетие, 2000-е годы, было противоположностью предыдущему: ВВП и покупательная способность начинают расти. С точки зрения идей, последствия этого политического и экономического возрождения огромны. Даже если русские, по понятным причинам, всегда очень осторожны по отношению к политическим действиям и связанным с ними предвыборным обещаниям, в стране новая идея распространилась: хорошая экономическая ситуация в России сегодня и в ближайшие годы в значительной степени создана политиками, которые руководят страной.


Во Франции часто говорят, что повсеместное присутствие доминирующей партии, как, например, «Единая Россия», доказывает отсутствие настоящей демократии. Также говорят, что в России не может быть настоящей свободы прессы, по той же причине. Я хотел бы немного нюансировать подобные утверждения. Очень молодая российская демократия (меньше 30 лет) по-прежнему находится в состоянии брожения, но необходимо понимать, что в России политический спектр уже гораздо богаче и шире, чем мы думаем, несмотря на господство партии большинства, именно потому, что она образована из многочисленных направлений. Кроме того, независимая пресса в России так же молода, как демократия, но ясно одно, она, несомненно, столь же многообещающая. Именно эта идея, что политики могут оказывать положительное действие на постепенное возрождение политических дебатов в России, разделяется политическими партиями и населением.


Во Франции в политических дискуссиях этой оптимистичной ноты больше не существует. Французы ностальгируют по де Голлю и «славному тридцатилетию». В это время Франция действительно богатела с космической скоростью, но последовавший затем экономический коллапс так и не прекратился. Франция пережила резкую деиндустриализацию, а также интеграцию в Европейский Союз, которая стала идеологической и экономической смирительной рубашкой, оставившей французским политикам очень ограниченную возможность для маневра. В последние тридцать лет медленно растут безработица и государственный долг. За десять лет снизилась реальная заработная плата. Смена власти между левыми социал-демократами и правыми социал-демократами не дала никакого конкретного результата, нет никакой заслуживающей доверия программы по восстановлению. Франция поражена тяжелым демократическим оцепенением, а доверие французов к своим политическим элитам по-прежнему снижается.


Тем не менее, у Франции все еще сравнительно хороший имидж в России. Многие россияне представляют себе, что Франция по-прежнему является страной дискуссий и обмена мнениями, страной свободы и справедливости, страной свободы прессы. Русские, которые приезжают в туристические поездки в наше старое государство, думают о Вольтере и Бальзаке, они видят красоту Парижа, архитектуру замков Луары или роскошь Лазурного берега. Они не видят существующую деградацию.


Одним из элементов этой деградации является утрата доверия к СМИ. Недавнее дело Стросс-Кана является, вероятно, лучшей иллюстрацией этого. «Конечно, ― сказал мне мой сосед Олег, нам на это наплевать, в конце концов, у нас в России сексуальные скандалы происходят все время, у нас это традиция». Разумеется, только мой сосед не знает, что во Франции дело Стросс-Кана привело к новой и значительной потере доверия к миру журналистики. На протяжении некоторого времени значительная часть французской прессы готовила общественное мнение к приходу кого-то вроде нового мессии: глава МВФ, Моцарт экономики, умеренный социалист, вызывающий уважение умеренно правых, будущий президент Франции, временно поглощенный спасением от банкротства Греции, Ирландии и Португалии. Когда разразилось дело ДСК, многие французские журналисты критиковали американскую систему правосудия, другие вообразили заговор французских правых против будущего президента, подозревали даже Россию: может это Владимир Путин и русские хотели устранить его из МВФ? Несколько дней спустя, однако, последовали разоблачения: у ДСК были «проблемы с женщинами», это был секрет Полишинеля. Политики об этом кое-то знали, журналисты знали, но французы не знали. Так же, как в то время, когда французы узнали, что у Франсуа Миттерана была незаконнорожденная дочь. Политики знали, журналисты знали, а французы ― нет.


Мир журналистики соединился с политическим миром, в категориях, которые больше не заслуживают доверия. Пустые политические дискуссии будут продолжаться. Французский писатель Анри де Борнье написал в 1875 году: «У каждого человека есть две родины, его собственная и Франция». В 2011 году я бы добавил: бедная Франция.
 
Перевод : Уголин (Ursa-Tm)

Русофобия Во Франции ?

Дорогие друзья,
11 апреля 2011 года состоялся коллоквиум «Правовое государство в России», организованный студентами-членами франко-русской ассоциации Парижского Института политических исследований. При входе мы выразили организатору коллоквиума надежду услышать ответы на наши вопросы. Но в течение всей встречи мы заметили, что ни разу слово не было дано залу.
В своей заключительной речи, философ Андре Глуксманн представил Россию как жестокое государство, не уважающее права человека. Как доказательство он предложил атаку школы в  г. Беслан в 2004 году русскими войсками с использованием огнеметов, а также вторжение в Грузию в 2008 году.

Будучи компетентными в делах Осетии мы хотели опротестовать эту ошибочную версию, но, к сожалению, нам не дали слова (что неприемлемо для встречи, касающейся прав человека).

Касаемо Беслана, в 2008 году мы ездили в Северную Осетию в сопровождении журналистов агентства AFP. Мы опросили детей и взрослых. Дети называют «бандитами» бородатых террористов, которые в течение трех дней над ними издевались. Террористы установили бомбу недалеко от баскетбольного кольца, в глубине зала.
Единственный вопроспочему и как она взорвалась в 13.00?

Касаемо Южной Осетии, два журналиста телекомпании «France 3» снимали репортаж о детях Беслана в августе 2008 года в Беслане. 8 августа мы узнали о вторжении Грузии в Южную Осетию и обстреле Цхинвали. По нашей просьбе 9 августа 2008 года Сильван Лекен и кинооператор Жан-Жак Бюти поехали на место событий для сбора материала и свидетельств пострадавшего населения. Их репортаж был показан в этот же день на канале France 3. Мы в любой момент можем показать этот фильм.

Поговорить с господином Глуксманном мы смогли только по окончании коллоквиума. Мы отметили, что он себя компрометирует приводя недостоверную информацию. Наоборот, в Беслане и Цхинвали Россия была жертвой агрессии. Россия лишь защищала население и сегодня это признано мировым сообществом.

Андре Глуксманн обратился к стоящей рядом Наталье Нугеред, журналистке журнала «Le Monde»: «Вот мой источник информации, она была в Беслане и видела использование огнеметов».
Наталья Нугеред: «Да, я видела использование огнеметов русской армией в Беслане».  
На наш вопрос, в котором часу это было, ответа не последовало…
Мы напомнили, что запланированный и организованный штурм не может длиться 4 часа как это было в Беслане. Когда бомбы террористов взорвались, дети были выброшены на улицу (фотография маленькой девочки, пытающейся вернуться в школу в поисках своей семьи, журнал « ParisMatch»). Тогда как застигнутые врасплох милиционеры, не успев надеть бронежилеты, кинулись спасать детей, пробираясь сквозь толпу родственников (штурм не был запланирован, поэтому периметр безопасности еще не был определен).

Всего исламских террористов было тридцать, ингуши и чеченцы. Потребуется несколько часов, чтобы уничтожить террористов и именно тогда было задействовано тяжелое оружие. Один террорист остался в живых, он избег линчевания семьями пострадавших. Он был осужден и приговорен к пожизненному заключению ( в России действует мораторий на смертную казнь).
Нельзя вычеркнуть 3 дня детских страданий: с 1 сентября 2004 года исламские террористы убивали родителей и детей, устанавливали бомбы в школе, в которой находились 1127 заложников. В течение трех дней они издевались над детьми, вынужденными выживать на крови убитых родителей.

Дети руководителей Беслана также были в школе. Взрывы застали руководство врасплох, так как штурм не был запланирован.

Позже Андре Глуксманн утверждает: «Правовое государство не существует в России, вспомните агрессию России по отношению к Грузии».

Это также неверная информация, так как грузинская армия получила приказ открыть огонь 7 августа в 23.30*. У нас есть диск с доказательствами журналистов France 3, которые  в этот момент находились в Северной Осетии и по нашей просьбе поехали на место событий. 

Зачем обвинять невиновных? 
Чтобы оправдать виноватых? 

Зачем забывать ответственность исламских террористов за три дня мучений и убийства детей?

Господин Глуксманн, почтим память детей, невинных жертв терроризма в городе Беслан. 
* Читать отчет «Танки августа»: http://www.cast.ru/files/Ta_fr_cp_1_2.pdf (en français) 
Анри-Поль Фалавинья

Президент ассоциации «Солидарность с детьми Беслана» 

Франкофония в России

Оригинальная статья была опубликована в РИА Новости
*
20 марта отмечался международный день франкофонии. Франкофония ― это что-то. Только подумайте: почти 65 миллионов французов, а реальное число говорящих по-французски во всех странах-членах Международной организации франкофонии сегодня оценивается примерно в 250 миллионов.

В канадском Квебеке, в швейцарской Романдии, Монако, в бельгийской Валлонии французский для населения является родным языком. В странах Магриба ― это второй язык, а во многих бывших французских колониях в Африке к югу от Сахары французский остался официальным и административным языком. В 2010 году французский язык являлся восьмым по распространенности языком в мире, это один из шести рабочих языков ООН наряду с китайским, испанским, арабским, английским и русским языками.

Французский язык до XX-го века был исключительно популярен за рубежом и, особенно, в России. С конца XVIII века, под влиянием Елизаветы Петровны, французский язык получает все большее признание как язык придворных. Для высшего света Санкт-Петербурга говорить по-французски было даже более естественно, чем говорить по-русски. Это преобладание французского языка отмечалось также во всей Европе эпохи Просвещения, поскольку интеллектуальная элита многих стран (монархи, дипломаты, светские женщины, писатели), объяснялась, как правило, на французском.

Несмотря на многочисленные запреты, связанные с неприятием Французской революции, российский император Павел I сам общался почти исключительно на французском языке. В начале XIX века французский язык был по-прежнему широко распространен среди русской знати. Пушкин, к примеру, говорил лучше по-французски, чем по-русски, за что получил прозвище «Француз» («Le Français»).

Другой пример: в «Войне и мире», знаменитом романе Льва Толстого, один из персонажей говорит, что «даже родившись в России, он думает по-французски», потому что этот язык является для него «манерой говорить, но также манерой думать». В течение этого столетия некоторые великие русские писатели создавали свои произведения на двух языках, русском и французском, потому что они говорили по-французски в семьях, начиная с самого раннего детства.

До начала XX-го века французский был также языком дипломатов. Например, в 1905 году мирный договор между Россией и Японией был составлен на французском языке. Тем не менее, XX век положил начало упадку французского языка, упадку, который пессимисты считают необратимым, напрямую связанному с возрастающей значимостью английского языка, особенно после 1945 года. Несмотря на это, традиционная и явная привязанность к французскому существовала на протяжении всего XX-го века в России, где умение говорить по-французски по-прежнему свидетельствовало о высоком уровне образования, а также о принадлежности к элите.

По этой причине многим советским семьям нравилось, что их дети говорят по-французски. С распадом Советского Союза, французский язык в России не исчез, но его влияние уменьшилось. Он был вытеснен английским и немецким языками, считающимися более полезными для карьеры. В начале 1990 годов, по данным российского министерства образования, 55% школьников изучали английский язык, 34,9% немецкий и только 8% французский, против 20% в 1960-х годах.

Согласно посольству Франции, которое воспользовалось данными федерального министерства образования и науки, в 2009 году в России насчитывалось 410.000 человек, изучающих французский язык в начальной и средней школе, и 344.000 ― в высшей, а также 6.250 преподавателей французского языка в начальной и средней школе и 5.750 в высшей. Этот упадок изучения французского языка затронул, к сожалению, Россию, как и весь остальной мир, за исключением Африки, где отмечается значительный рост населения.

Наряду с этим наблюдается и сокращение преподавания русского языка во Франции. Александр Орлов, посол России во Франции, подтвердил это снижение в прошлом году, который был перекрестным годом Франция-Россия. В 2008 году во Франции 14.000 учащихся изучали русский язык, для 48% из них это был третий язык и для 29% ― второй. Следует отметить, что за 20 лет количество этих учащихся сократилось на 50%. Число преподавателей также сокращается, из 85 французских университетов только 22 предлагают преподавание русского языка, против 25 в 2005 году. Насчитывается около 260 сертифицированных или прошедших конкурс преподавателей, которые сегодня обучают русскому языку во французской средней школе, против 487 в 1989 году.

Это снижение интереса к русскому языку во Франции отчасти объясняется негативным образом, распространяемым средствами массовой информации на протяжении последних десяти лет. Однако необходимо напомнить, что экономические перспективы русскоговорящих стран Евразии весьма обнадеживают, что должно побудить французов изучать русский язык, но также русских ― изучать французский язык. Многие французские компании, большие и малые, начинают бизнес в России и русскоговорящих странах, но во многих областях экономической деятельности по-прежнему трудно найти российских специалистов, говорящих по-французски, или русскоговорящих французских специалистов.

Чтобы закончить на позитивной ноте, поприветствуем тех, кто поддерживает язык Мольера до самого края Евразии. А именно главное российское информационное агентство, РИА Новости, которое располагает франкоязычной версией своего веб-сайта, и это с 2000 года! Агентство, начиная с этого года, обращается на французском языке к франкоязычным пользователям социальной сети Facebook и Twitter с тем, чтобы позволить им лучше понять сегодняшнюю Россию. Отныне возможно напрямую дискутировать с журналистами / переводчиками на Facebook.

На более скромном уровне, упомянем также работу Ольги, преподавателя французского языка в Благовещенском государственном педагогическом университете, а также руководителя Ресурсного центра французского языка. С 2005 года она со своей командой поддерживает язык и французскую культуру на Дальнем Востоке России, через газету на французском языке «Salut! Ça va?» и блог «Le français sur l’Amour». Как говорит сама Ольга: «Культурный обмен укрепляет взаимопонимание между нашими двумя народами и помогает им лучше понять самих себя. Диалог наших двух культур дает единственное настоящее богатство, богатство духа».
Прекрасная инициатива, которую нужно поддерживать и, несомненно, воспроизводить
 
*
Перевод : Уголин (Ursa-Tm)

Франция, Россия и конфликте в Африке

Франкоафрика как постколониальная система
 
После деколонизации Франция не потеряла полностью своего влияния во франкофонной Африке и своих бывших колониях. Более того, появилась этакая «система в системе» – т. н. Франкоафрика, следующая во французском фарватере. Франция стремилась сохранить доступ к «чёрному континенту» и было тому две причины: стремление иметь привилегированный доступ к источникам сырья, которыми полна Африка, и желание не допустить полного перехода континента в советский лагерь в разгар холодной войны. Такая защита французских интересов вела и ведёт к поддержке в том числе и диктаторских режимов, некоторые из которых повинны в геноциде и прочих преступлениях, лёгших или ложащихся пятном на правящую в то или иное время во Франции партию.

В различной степени «система» вовлекает 20 государств. Друзья Франции могут быть правыми как Омар Бонго, 40 лет уже диктаторствующий в Габоне, или левыми как Лоран Гбагбо в Кот-д’Ивуаре. Один из столпов французской «системы», компания «Эльф-Аквитан», в середине 1990-х оказалась в центре скандала, когда стали достоянием публики сведения о том, что компания стала крышей для операций спецслужб и «спонсирования» «радеющих» за «интересы Франции» африканцев. Однако в 2000-х французская «система» в значительной мере ослабела. Управлять выборными президентами сложно, хотя и «сырьевыми» диктаторами нелегко. Меняется ситуация и с приходом к власти Николя Саркози, который ясно дал понять, что считает Франкоафрику как систему отношений отжившей свой век. Меняется и геополитический пейзаж в мире: новые поднимающиеся силы готовы конкурировать с Францией за позиции в её прежних зонах влияния.

СССР и Россия в Африке

Россия, в бытность СССР, также была активно вовлечена в события на Африканском континенте, поддерживая национально-освободительные движения и антизападные курсы. Можно вспомнить советскую поддержку Насера в Египте, ФНО в Алжире или национально-освободительного движения в Анголе. К концу 1980-х, перед коллапсом СССР, цена советских позиций на Африканском континенте была огромна, долг африканских стран перед СССР превышал 25 млрд. долларов. После распада Советского Союза перед Россией встали такие внутренние проблемы, что ей было не до Африки. Доля африканского импорта в СССР снизилась с 2,5% в 1986 и 1,9% в 1988 до 0,4% в 2001 (в основном – нефть из Ливии и какао из Кот-д’Ивуара).

Но именно в 2001 году Россия снова начала проводить в Африке активную политику. В тот год главы многих африканских государств побывали у нового российского президента Владимира Путина в Москве, а Евгений Примаков совершил большой тур по «чёрной» и Северной Африке. С тех пор Россия увеличивает своё сотрудничество с африканскими государствами на ниве энергетики, добычи углеводородов, в атомной и электрической отраслях, сельском хозяйстве и обороте вооружений. Особенно заметны успехи в отношениях с Марокко, Алжиром и Южной Африкой.

В 2009 году президент Дмитрий Медведев в сопровождении более 400 бизнесменов совершил очень важное турне по Египту, Нигерии, Намибии и Анголе, в ходе которого были затронуты прежде всего вопросы энергетического сотрудничества. Стремление России активно действовать на Африканском континенте может быть сопоставлено с растущими коммерческими инвестициями растущих экономик Китая, Индии и Бразилии. «Экспансия» стран БРИК в Африке вызывает недовольство европейских держав типа Франции и Англии. Один из последних примеров столкновения интересов – ситуация в Кот-д’Ивуаре.


Кот-д’Ивуар: Африканское Косово

Кот-д’Ивуар – бывшая (с 1893 года) французская колония, получил независимость в 1960 году и в первые два десятилетия стал примером чуда экономического процветания на фоне других западноафриканских стран. Но в 1980-м наступил экономический спад и обострились социальные противоречия. На первый план стали выступать различия между теми или иными группами населения. В стране 5 основных этнических групп, к которым принадлежат и 30% иммигрантов из Мали, Ганы и Буркина-Фасо. Есть и религиозные различия: ислам и христианство формально исповедуют соответственно 35% и 30% населения, остальные придерживаются анимистических верований. Мусульмане живут преимущественно на севере, христиане – на юге.

После смерти президента Боньи потенциальными преемниками были взявший власть Конан Бодийе и высокопоставленный функционер Алассан Кваттара, который происходит из народности буркинабе, из Буркина-Фасо. Противоречия между двумя этими людьми спровоцировали раскол страны и конфликты на этнонациональной и религиозной почве. Официальные власти пропагандировали концепцию «айворианской идентичности», в которой не находилось места многочисленным потомкам иммигрантов во 2-3 поколениях. В результате Кваттара всё больше начинал выглядеть представителем мусульманского севера страны и «сыном мигрантов».

Во время вспыхнувших в результате прихода к власти в 2000 году Лорана Гбагбо к власти беспорядков сторонники Кваттары предприняли наступление на столицу, но были остановлены верными президенту войсками. В 2001 году имела место неудачная попытка мятежа, его вожди бежали в Буркина-Фасо. В 2002 году восставшие солдаты захватили до 60% территории страны, в основном на севере. Для обеспечения достигнутого соглашения о прекращении огня были введены войска ООН и Франции. В 2004 году кот-д’ивуарские войска атаковали французский контингент, по всей стране прокатилась волна насилия. По итогам подписанного под воздействием Франции в 2007 году в Уагадугу (столица Буркина-Фасо) договора президент Лоран Гбагбо согласился, чтобы обязанности премьер-министра исполнял представитель повстанцев Гильом Соро.

Пока ни Франция, ни международное сообщество не ведут речь о выводе из Кот-д’Ивуара зарубежных военных контингентов. Ситуация напоминает Косово, где вооружённые формирования албанцев при поддержке внешних сил захватили контроль над краем и отторгли его от Сербии. Ни для кого в регионе не секрет, что повстанцев в Кот-д’Ивуаре поддерживает Буркина-Фасо, которая, возможно, как и Албания в отношении Косово, не прочь изменить свои границы за счёт соседней страны. В данной связи может возникнуть вопрос, почему Франция, несомненно знающая о планах повстанцев, по сути встала на их сторону, обеспечив им, в том числе военной операцией против вооружённых сил Кот-д’Ивуара, статус-кво, позволяющий набираться сил и готовиться к войне за свои интересы. Ответ лежит во фразе Лорана Гбагбо, после избрания президентом в 2000 году заявившего, что хочет открыть внутренний рынок для чего необходимо отказаться от ориентации исключительно на Францию.

В ходе недавних президентских выборов Лоран Гбагбо, набравший в первом туре 38% голосов, противостоял Алассану Кваттаре, получившему 32%. 2 декабря 2010 года независимая национальная избирательная комиссия заявила, что по итогам второго тура победу одержал Алассан Кваттара с 54,1% голосов против 45,9% у Гбагбо. Однако Конституционный Совет объявил победителем действующего президента Гбагбо с 51,5% голосов. 4 декабря оба кандидата присягнули в своих лагерях как официально избранные президенты. Начались кровопролитные столкновения. По сути, ясно, что оба кандидата представляют уже две разные страны, разные в этническом и религиозно-культурном отношении.


Международное давление на Кот-д’Ивуар: Россия занимает особую позицию

Несмотря на давление со стороны ООН, Лоран Гбагбо не сдаётся. Он требует вывода войск ООН, которым только что продлили мандат на 6 месяцев, и французского контингента, который Гбагбо обвиняет в прямой поддержке повстанцев.

ЕС планирует административные и финансовые санкции против лидера Кот-д’Ивуара и его семьи, а в Совете безопасности ООН от России попытались добиться признания победы оппозиционного кандидата. Однако Россия отказалась от немедленного признания, требуя «непринятия санкций» и вовлечения в процесс урегулирования африканских структур, включая ECOWAS (Экономическое сообщество западноафриканских государств). Россия, всегда проявляющая свою приверженность принципам суверенитета и территориальной целостности, заявила, что итоги выборов – это внутреннее дело страны, и ООН не вправе определять на них победителя. Эта позиция явно более взвешена и нейтральна, чем позиция ЕС, который даже не предъявляет к повстанцам требований покинуть захваченные ими территории. Спустя 50 лет после деколонизации африканские страны по-прежнему имеют дело с тем, что подозрительно напоминает прямое вмешательство в их внутренние дела.

«МИСТРАЛЬ». Франция и Россия демонтируют стену недоверия между Востоком и Западом

Россия и Франция договорились о совместном строительстве двух универсальных десантных вертолетоносцев класса «Мистраль». Об этом 24 декабря сообщила пресс-служба Николя Саркози. Реализацию проекта возьмут на себя французские компании DCNS и STX, а также российская Объединенная судостроительная корпорация (ОСК). Незадолго до этого Франция устами нового министра обороны Алена Жюппе объявила, что хочет «из эпохи недоверия к России перейти в эпоху доверительных отношений». Это заявление было сделано на фоне завершающегося Года Франции в России и Года России во Франции, под эгидой которых прошло более 400 только крупных значимых мероприятий. Они стали примерами возможности эффективного сотрудничества в различных сферах, включая искусство, науку, образование, спорт или литературу.

Но особого внимания заслушивает экономическая сфера: торговый оборот между Россией и Францией вернулся на докризисный уровень. Пожалуй, настоящим «спусковым крючком» для этого стала договорённость о приобретении «Мистраля». Российский адмирал Владимир Высоцкий еще на международной выставке Euronaval, ещё в 2008 году охарактеризовал возможность приобретения «Мистраля» как желанную с точки зрения военной модернизации, но ещё более важную в отношении развития авиации и авианосного флота к середине этого столетия. Стремление России обладать авианосным флотом явно отражает изменения в геополитических раскладах в начинающемся веке, в частности, на морях.

Две мировые войны привели в 1945 году к биполярному миру, с доминированием континентальной державы СССР и морской – США. Через полвека, после крушения Восточного блока, доминировать осталась одна супердержава – Америка. Над мировыми океанами она доминировала благодаря военным флотам, распределённым по всему земному шару. Всего через два года после падения СССР американский президент Буш в песках Ирака заявил, что наступает Новый мировой порядок, однополярный и американоцентричный. Тогда господство США казалось тотальным – Россия была в коллапсе, а Китая как будто не существовало. Но Новый мировой порядок не продлился долго. 2001 год стал рубежом развала региональных союзов, рубежом развития многополярного мира.

Пробуждение региональных сил сопровождалось стремлением участвовать в международных делах, включая морские. Россия – не единственная страна, которая стремится развить авианосный флот: Бразилия, Китай, Турция, Южная Корея также стремятся получить возможности адекватного ответа «с моря – на море» в глобальном масштабе.

То, что Россия приобретает именно «десантно-командный корабль» (официальное наименование) типа «Мистраль», объясняет причины такого положения дел. Подобные суда предназначены для поддержки сухопутных операций на удалённых от метрополии территориях. В различных модификациях «Мистраль» может перевозить до 1200 солдат, 16 вертолётов, до 120 единиц бронетехники, включая танки. На нём могут быть размещены два больших катера на воздушной подушке или четыре меньших по размеру десантных судна. Также на корабле размещаются орудия, ракетные установки, медицинский и командный центры. Большая степень автономности и техническая оснащённость судна позволяют проводить с его помощью военные операции на большом расстоянии от родных берегов. У самой России кораблей такого размера нет после того, как она отказалась от судов класса «Иван Рогов» в начале 2000-х. Сейчас у России есть суда класса «Ропуша», меньшего размера, эффективные в региональных операциях, как это было продемонстрировано в 2008 году в ходе принуждения Грузии к миру.

Однако теперь Россия, вернувшаяся, похоже, на международную арену, будет способна отстаивать свои интересы и на другом конце света. Когда российское правительство публично заявило о своём желании приобрести «Мистраль», это вызвало негативную реакцию Грузии, а также Эстонии, Латвии и Литвы. «Опасения» этих опор американского влияния касались «дестабилизации в регионе», но в самом Вашингтоне больше опасались того, что получение Россией образца технологий НАТО прорвёт всё ещё присутствующую у многих на Западе плотину недоверия к России. Это подтверждается одной из утечек WikiLeaks – обедая с французским министром обороны глава Пентагона Роберт Гейтс сказал, что продажа «Мистраля» может послать «неверный сигнал России и нашим союзникам в Центральной и Восточной Европе».

О перспективах использования Россией своих военно-морских сил в Чёрном море, в связи с нестабильностью на Кавказе и Украине написано много. Но если читать внимательно комментарии российских официальных лиц, то приоритет в использовании «Мистраля» отдаётся Тихоокеанскому направлению. «Мистраль» нужен России прежде всего для того, чтобы улучшить маневренность Тихоокеанского флота. Корабль такого класса поможет нам усовершенствовать мобильность наших войск, компенсировать их нехватку на некоторых направлениях на Дальнем Востоке, включая Курильское«, сказал, в частности, адмирал Владимир Попов.

Похоже, Год Франции в России заканчивается на хорошей ноте. Соглашение о продаже «Мистраля» становится началом восстановления целостности Европейского континента. Плюсы для Франции – не только финансовые, но и политические. Франция продемонстрировала способность к независимым действиям, несмотря на возврат в старый натовский сюртук. Россия же таким образом наносит удар по «плотине недоверия» на Западе и изжившему себя характеру взаимоотношений между двумя частями европейского континета.

Кризис евро и кризис Европы

Послевоенная Европа – американская конструкция?

В 1945 году Европа распалась на части после 30-летней гражданской войны (1914-1945). Западная часть оказалась под экономической опекой США, восточная – под влиянием Советского Союза. В западной части в 1948 году через ОЕЭС (Организацию европейского экономического сотрудничества) был дан старт реализации американского Плана Маршалла. Франция, Бельгия, Нидерланды, Великобритания и Люксембург подписали в 1948 же году Брюссельское соглашение, заложившее основу «Западного союза», в политическом, экономическом, культурном и военном отношении. Экономические меры по линии ОЕЭС заключались в реконструкции и либерализации торговли и денежного обмена между странами-участниками. В 1949 году было создано и военное крыло – НАТО, включившее и США с Канадой и постулировавшее ядерное оружие как единственную действенную защиту Европы. Так что можно сказать, что структура Европейского Союза формировалась под зонтиком США и в страхе перед «оккупировавшим» пол Европы СССР.

После реализации Плана Маршалла ОЕЭС пришла в упадок и в 1951 году те же страны, за исключением Великобритании, но вместе с ФРГ и Италией, договорились обмениваться сырьём, необходимым для реконструкции и развития экономики. Было создано Экономическое сообщество угля и стали, восстановившее европейское единство, независимое от внешних влияний. К несчастью для европейцев, попытка обрести военную независимость путём создания Западноевропейского союза в условиях холодной войны между СССР и США кончилась ничем. В 2010 году НАТО по-прежнему является оборонительной системой европейских систем, выступая фактором разъединения на континенте. Европа может быть по-настоящему объединена только без военной опеки США.

В 1957 году Римским соглашением было создано Европейское экономическое сообщество (ЕЭС), разрешившее в рамках общего рынка свободное движение людей, капитала и товаров, а также энергетическое сообщество. Годы, последовавшие за окончанием Второй мировой экономисты называют «славным тридцатилетием» – периодом, в течение которого развитые страны переживали сильный рост экономики и населения. Эти 28 лет роста и развития остановились и пошли вспять в 1970-е, с двумя нефтяными кризисами, и этот процесс продолжается до сих пор. Европейские страны имеют дело с растущей безработицей и рецессией, и в этот период родился среди европейцев евроскептицизм.

Дефицит демократии и евроскептицизм

В 1987 году Акт о европейском единстве был подписан 12 государствами. Он либерализовал движение капитала и усилил власть Европарламента через т. н. «процедуры сотрудничества». Также соглашение утвердило общие подходы к вопросам внешней политики и безопасности, «не задевая сферы ЕС или НАТО». Этот Акт проложил дорогу Маастрихтскому договору 1992 года, подписанному теми же 12 странами, и создавшему Европейский Союз, с едиными гражданством, валютой и Центральным Банком. Между тем, исчезновение в 1991 году СССР сделало реальной мечту об объединении всей Европы. В 1997 году Амстердамский договор зафиксировал реформу европейских институтов с тем, чтобы иметь возможность включить в них страны Центральной и Восточной Европы (ЦВЕ), что и произошло в 2004 году. Интересно, что экспансия НАТО на восток протекала по аналогичной модели: Венгрия, Польша и Чехия в 1999 году, прибалтийские и балканские страны в 2004.

В 2000-е годы Европейский Союз содрогнулся от неожиданного ухудшения экономической ситуации. Сопровождавшие переход на единую валюту рост безработицы, социальная нестабильность и высокая инфляция вызвали волну евроскептицизма. Он быстро политизировался в различных сферах – культурных, политических, экономических и т. д. и распространился как среди правых (по большей части в виде суверенализма), так и среди левых (отрицание европейского либерализма).распространился как среди правых (по большей части в виде суверенализма), так и среди левых. Можно считать неопровержимым, что с 2004 года европейские власти не смогли как-то иначе бороться с негативными последствиями глобализации, кроме как финансовыми регуляциями и ограничениями, отступая тем самым от либеральных принципов.

В тот же год, когда после 25 лет развития процесса были включены 10 новых членов, в ряде «старых» стран ЕС потерпел неудачу вынесенный на референдум проект единой конституции Союза. Проект был вынесен на референдум лишь в 4 из 25 стран. Испания и Люксембург проголосовали «за», Франция и Голландия – «против». Это было первое проявление негативного отношения населения стран-создательниц ЕС к его идее. Но интеграционный процесс не остановился и в июне 2007 года в Лиссабоне европейские власти «пошли в обход» пути референдума, стремясь реализовать Римское соглашение дальше. После этого лишь одна страна, Ирландия, выносит текст Конституции на референдум, который также заканчивается в июне 2008 года негативным результатом. Тогда, несмотря на кризис, ЕС начинает массивную медиа-пропагандистскую кампанию, направленную на изменение позиции ирландцев, чего и добивается, получив «да» на референдуме осенью 2009 года.

Итак, проект Европейской конституции одобрен недемократическим путём, без согласия населения, до 70% которого, судя по данным опросов, хотят дискуссии по этому поводу. Но чему удивляться, если руководящие институты ЕС также далеки от выборного начала? Совет Европы, принимающий обязательные для стран решения – формируется странами на ротационной основе и возглавляется назначаемым генеральным секретарём. Европейский президент выбирается этим же Советом, председатель Еврокомиссии также назначается этим органом.

Европа в условиях кризиса

Греческий кризис 2010 года высветил непоследовательность и слабость функционирования ЕС – Лиссабонский договор даже не предоставляет финансирования внутри самой еврозоны. Поэтому ревизия этого договора, несмотря на сопротивление Германии, стала необходимой – в интересах обеспечения монетарной безопасности стран ЕС, попадающих в неприятные ситуации. Этот механизм субсидируется ЕС и МВФ, предоставляя «подушку» в 750 млрд евро, с относительно низкими процентными ставками для попавших в экономическую яму стран ЕС. Но этой повязки явно не хватает, чтобы остановить кровотечение: Испания, Португалия, Италия, Ирландия находятся в тяжёлом положении финансовой турбулентности, растёт безработица, растёт инфляция, растут долги… Этим странам нужны общие механизмы страховки, подобные греческому случаю. Однако, если ЕС оказалась в состоянии помочь Греции (288 млрд. долларов долга), оно вряд ли сможет помочь всем из числа PIIGS (так эти страны обозначают в СМИ вместе.

Понятно, что в таких условиях Германия, основной финансист Греции в настоящее время, предпочитает настаивать, чтобы страны, не отвечающие финансовым стандартам, получали отказ в помощи, а также ограничения в праве голоса внутри ЕС. Или даже исключались из него. Германская экономика выросла в этом году на 3,8%, в прошлом – на 2,2%. Дефицит бюджета в 2011 году должен снизиться до 2,4% ВВП – притом, что во Франции он должен вырасти с 8% до 10% ВВП.

К сожалению, некоторые страны ЕС, сами пока не попавшие «чёрные списки» финансового мониторинга, испытывают всё те же серьёзные проблемы. Англия (чей валютный кризис побуждает правительство думать о присоединении к зоне евро), Румыния, Франция, Венгрия… Они принимают схожие со странами PIIGS меры: сокращают социальные расходы и бюджетные статьи, увеличивают возраст выхода на пенсию, одновременно сокращая планки зарплат на 25%… По всей Европе наблюдается откат от стандартов государства социального благополучия – модели, превалировавшей в ведущих европейских странах. Ситуация действительно критическая, так как госдолги многих европейских наций варьируются в размерах от 40% до 170% ВВП – на фоне госдолга в 3,5% ВВП у России, например. Долг Франции достигнет в 2010 году 82% ВВП, а в Греции кризис начался при 110%. Многие экономисты предсказывают европейским странам дефолты в ближайшие годы и ослабление еврозоны. Китай увидел благоприятный шанс и продекларировал готовность помогать попавшим в беду европейцам и инвестировать большие суммы. Он уже направил средства в помощь Греции, Португалии и Молдове. Можете ли вы представить, что Китай выделил Молдове больше, чем ЕС за три прошлых года?

Фактически, сегодня в кризисе вся еврозона и, как недавно сказал экономист Жак Шапир: «Грядёт кризис евро и в этом плане кризис Греции – предупреждение, но в любом случае кризис еврозоны будет жесток и может быть даже сокрушителен, потом что это – расплата за неприемлемую политику, за непринятые вовремя меры и за измену принципу, что лучше своя валюта, чем общая».