Выступление на конференции La Droite Populaire

1

3

Дамы и господа, дорогие друзья!

Позвольте мне прежде всего поблагодарить Тьерри Мариани за содействие в организации этого мероприятия, которое позволит представителям французского гражданского общества в России высказаться.

Для тех, кто не знает меня, я ― француз, предприниматель из Москвы и аналитик различных медиа. Сегодня я поговорю с вами о последствиях санкций, введенных против России, какими они видятся из Москвы. Уточню, что текст моего выступления будет доступен на моем сайте alexandrelatsa.ru

Я не представляю французскую торговую палату в России, я не представляют никакой российской политической партии и я не говорю от имени какой-либо профессиональной организации.

Это мой личный анализ, и я постараюсь поделиться им с вами.

Кризис на Украине, гражданская война в Донбассе, напряженность в отношениях между Россией и странами НАТО и, особенно, введение политических и экономических санкций против России вызвали понятную озабоченность у руководителей французских и европейских предприятий, работающих в России.

Могут ли западные санкции, ответные российские меры, а также неопределенность с дальнейшим развитием ситуации на Украине парализовать приток инвестиций в Россию? Могут ли подвергнуться наказанию работающие в России или с Россией иностранные компании, в частности, французские? В течение нескольких месяцев руководители предприятий задают эти вопросы, пытаясь понять, что же произойдет в ближайшем будущем.

Прежде всего, я хотел бы напомнить о череде событий, которые привели нас к нынешней, крайне тревожной ситуации.

В начале 2014 года произошло то, что совершенно определенно может считаться государственным переворотом на Украине. Демократически избранный президент был свергнут протестующими Майдана и покинул страну.

Позвольте мне констатировать очевидное: если бы украинцы дождались конца президентского срока, чтобы избрать другого президента, как это делается в любой уважающей себя демократии, мы не оказались бы там, где находимся сегодня.

Амбициозные и фанатичные украинские политики, торопясь прийти к власти, посеяли хаос в своей стране.

До введения западных санкций против России имела место цепь все более и более драматичных событий. Многочисленные погибшие в Киеве и Одессе, наспех проведенные украинские выборы, обещание быстрого принятия в ЕС, которого не будет, давление со стороны НАТО, присоединение Крыма к России, продолжающаяся гражданская война в Донбассе и, наконец, санкции США и ЕС против России.

САНКЦИИКТО НАЧАЛ?

Нельзя забывать, что решение о введение санкций против России было инициировано США и ЕС и поддержано Францией.

Если вкратце, то часть российских чиновников больше не смогут получать визы в США и страны ЕС, запрещен экспорт некоторых товаров в Россию (к примеру, оборудования для бурения глубоководных газовых или нефтяных скважин), также были приняты различные меры, чтобы помешать нескольким российским банкам осуществлять свою деятельность за рубежом.

Кстати, введение международных санкций, которые парализуют движение капиталов и свободное передвижение людей и товаров, противоречит положениям и духу Всемирной торговой организации.

В ответ, чего и следовало ожидать, Россия на год заблокировала импорт многих сельскохозяйственных продуктов из стран ЕС, разумно (или с юмором) не включив в пакет санкций детские товары и вино, что в значительно успокоило, как вы понимаете, французское сообщество…

Эти ответные меры, предпринятые России, практически ничего не стоят США, но крайне невыгодны европейским фермерам, а значит и французским, а также всему сельскохозяйственному сектору, поскольку сводят на нет все усилия по завоеванию доли рынка, что в России не является такой уж легкой задачей.

Я напомню объем российского сельскохозяйственного импорта из Европейского Союза составляет:

Мясо: 36 %

Молочные продукты, мед, яйца: 32%

Овощи: 30%

Фрукты: 24%

В случае если российские санкции продлятся, как предусмотрено, год, то потерянную ЕС долю рынка будет трудно завоевать вновь. Рынок займут не связанные с санкциями неевропейские страны, весьма довольные, вероятно, самоубийственной политикой Брюсселя, которая позволила им, почти поневоле, стать поставщиками на растущий рынок с 146-миллионым населением. От таких возможностей не отказываются! Среди этих стран Сербия, Израиль, Китай или Египет, которые будут поставлять фрукты и овощи, и некоторые страны Южной Америки, которые собираются экспортировать в Россию говядину.

На сегодняшний день полагают, что эмбарго может обойтись ЕС примерно в 5 миллиардов евро, в том числе 1 миллиард евро только Франции.

ЭФФЕКТИВНЫ ЛИ ЭТИ САНКЦИИ ПРОТИВ РОССИИ?

Как французский предприниматель, работающий в России, полагаю, что нет, это совершенно очевидно. Эти санкции должны были, видимо, оказать воздействие в украинском кризисе. Но даже если эти санкции смогут нанести ущерб российской экономике и некоторым российским частным интересам, наши дипломаты очень хорошо понимают, что от России ничего нельзя добиться угрозами или шантажом.

К тому же они хорошо знают, что Россия больше не закрытая страна, а страна, связанная с мировой глобализированной экономикой, член ВТО и крупнейших международных организаций. Страна, которая благодаря политическому суверенитету может найти финансирование в других местах, усиливая этим многополярность мира, о чем в последнее десятилетие говорили российские элиты, пытаясь присоединить к этому процессу Европу.

Российские политические элиты действительно неоднократно заявляли о принадлежности России к европейской цивилизации, необходимости установления единого экономического и политического пространства от Лиссабона до Владивостока. Те же элиты много раз предлагали создать общую европейскую архитектуру безопасности и обороны, которая, если бы была создана, наверняка бы предотвратила нынешние события на Украине.

Я говорю, что наши дипломаты все это знают или должны знать, но можно подумать, что они этого не знают. У них есть оправдание, и оно существенное: все решается в Вашингтоне, а у европейской дипломатии, в Брюсселе, в настоящий момент нет пространства для маневра. Она стала просто регистрационной палатой американских решений.

ПОСЛЕДСТВИЯ САНКЦИЙ ДЛЯ ФРАНЦИИ

Франция занимает третье место по объему инвестиций в Россию. В России работают более 1.200 французских предприятий, 7.000 компаний экспортируют в Россию, согласно данным Франко-российской торгово-промышленной палаты за 2014.

Позволю себе кратко затронуть случай с малыми предприятиями, которые находятся в постоянном страхе новых финансовых, логистических и административных трудностей, которые еще больше затрудняют работу на очень конкурентном рынке, на который, повторюсь, достаточно трудно проникнуть и развиваться.

Что же касается крупных компаний, следует отметить, к примеру, что Россия является вторым рынком для Yves Rocher и Auchan (81 гипермаркетов, 130 супермаркетов, более 37.000 сотрудников), а суммарные продажи Danone в стране составляют 11% его оборота, что делает Россию его первым рынком в мире.

Alstom в 2010 купил 25% акций ТМХ, российского лидер в области транспортного машиностроения. Тандем недавно представил новый трамвай для российской столицы.

После объединения с Росбанком, для Societe Generale Россия стала вторым по величине рынком в розничном бизнесе.

Этим летом дуэт Renault-Nissan завершил взятие под контроль АвтоВАЗа, производителя знаменитых автомобилей Lada, укрепив свои позиции на ключевом для Renault-Nissan рынке.

Французы также участвуют в проекте «Ямал» с бюджетом в 21 миллиард евро, который нацелен на извлечение громадных газовых арктических запасов и производство СПГ (сжиженного природного газа) для экспорта в Европу и Азию. В этом проекте 20% акций принадлежит Total, а еще одна французская компания, Technip, должна построить завод по сжижению газа. Следует напомнить, что Total участвует и в проекте добычи сланцевой нефти в Сибири, в партнерстве с российской компанией Лукойл.

Наконец, как не назвать Leroy Merlin, который менее чем за год открыл в Москве два больших логистических центра и владеет более 20 магазинами в России, то есть 10% своих магазинов в мире.

Все эти достижения отражают усилия французских предприятий по занятию доли экспортных рынков. Будучи французским предпринимателем в России, я полагаю, что сейчас действительно не самый подходящий момент, чтобы поворачиваться к ней спиной, уничтожая доверительные отношения между Францией и Россией.

В этом отношении ситуация очень тревожная и особенно в нынешнем контексте снижения темпов экономического роста не только в Европе, но и в России.

Я обращаюсь к теме Mistral потому, что французам известно, особенно в связи с украинским кризисом, что французские фермеры и французская пищевая промышленность лишились, по крайней мере, временно экспортного рынка, и что приостановлена поставка Mistral, поскольку не выполнены условия поставки, хотя никто, ни в Москве, ни в Париже, не понимает, что это означает.

Французские медиа, однако, не выявили реальных причин дела Мистралей, и что это лишь верхушка геополитического айсберга, который действительно рискует, к несчастью, спровоцировать войну в Европе.

ВЕРХУШКА АЙСБЕРГА

Украинский кризис в действительности является лишь частью широкомасштабного американского плана, который непосредственно угрожает России, и должен еще больше усложнить отношения между ЕС и Россией, усиливая экономическое и, следовательно, политическое доминирование США над Европейским союзом.

Одной из основных целей американской администрации после распада СССР является расширение НАТО, это настоящее наваждение. Осуществляется давление на Финляндию и Швецию, и НАТО пытается объединить все граничащие с Россией государства, используя таким образом политику сдерживания, которую Америка уже практиковала в отношении Советского Союза.

Именно в этом глобальном контексте нужно рассматривать американское давление (через Брюссель, в частности) с целью расторжения контракта.

Расторжение контракта поставило бы в крайне неблагоприятное положение французский военно-промышленный комплекс. Как можно выиграть международные тендеры, если Франция будет восприниматься как ненадежный поставщик, не соблюдающий подписанные контракты?

Этого явно хотели бы некоторые, но напомню вам, что помимо Франции лишь Соединенные Штаты в настоящее время способны производить подобных технологических монстров. Если Франция потеряет статус надежного и самостоятельного производителя и поставщика, единственным производителем такой техники останется Америка.

Уничтожение французского военно-промышленного комплекса является логичной целью НАТО (в его стратегии расширения), что подтверждается тем фактом, что с тех пор как Франция присоединилась к интегрированному военному командованию НАТО, она не получила никакой выгоды ни от какого рынка в рамках НАТО. Напротив, новички на приоритетной основе покупают американское вооружение (вспомните Польшу и американские истребители), то есть играют на руку англо-саксонскому миру в НАТО: Великобритании и Канаде.

Та же ситуация с украинским военно-промышленным комплексом, в значительной степени зависящим от российских заказов, очевидно, что ведутся активные переговоры о поставке американского и канадского вооружения на Украину, чтобы противостоять Донбассу, параллельно с дискуссиями о сближении Украины с НАТО.

Можно четко утверждать, что существует экономический НАТО так же, как существует военный и политический НАТО. Что касается Франции, напомню, что на сегодняшний день ее крупнейшими будущими рынками являются Индия и Россия, это позволяет легче оцнить вес БРИКС и интерес Франции развивать по отношению к ним понятную и независимую политику.

ДВУХУРОВНЕВЫЕ САНКЦИИ?

Я говорил ранее, что Франция находится в особо чувствительном положении, поскольку ее сотрудничество с Россией в стратегических областях (аэрокосмической и военной…) делает для нее цепь взаимных санкций крайне опасной.

В то время как Франция вынуждена наказывать Россию, Америка до 2017 сохранит контракты на поставку титана для изготовления Boeing. Другой представитель англо-саксонского мира в сердце НАТО, Англия, продолжает продавать вооружение России, в том числе экспортирует снайперские винтовки, коммуникационное оборудование или же аппаратуру для ночного видения. И, в довершение всего, Дэвид Кэмерон не переставая отчитывает Париж за продажу Mistral!

Можно задаться вопросом, и это мой вывод, какова коммерческая логика, которая подталкивает государства вроде Франции ограничивать свой собственный экспорт и, следовательно, свои собственные компании! Подобная политика в конечном итоге может вынудить Россию развивать местное производство, даже если это сложнее, чтобы избежать риска подвергнуться новым санкциям в ближайшем будущем.

На данный момент, если санкции затянутся надолго, они будут иметь ряд негативных последствий.

― Замедлят или отсрочат работу европейских и, следовательно, французских компаний, созданных в России.

― Ускорят деевропеизацию российской экономики, сокращая объем торгового оборота, следовательно, обедняя Европу и тем самым Францию.

― Увеличат раскол между Европой и Россией, подтолкнув первую в объятия Америки, а вторую ― Китая, усилив раскол в северном полушарии.

Тем не менее, мои знакомые знают, что я оптимист, и что я все еще верю в здравомыслие европейцев, французов, а также россиян. Я надеюсь, что наши политические элиты вскоре выйдут из своей летаргии и осознают настоящие интересы Франции, высшие интересы нашего народа.

Эти люди, которые управляют нами, могли бы, к примеру, чаще думать о фундаментальном голлизме, и вновь сделать нашу страну тем, чем она долгое время была в истории, особенно, в новейшей истории: подлинно суверенной нацией, способной проводить политику по созданию оси Париж-Москва, которая обеспечит мир и процветание большой Европы и евразийского континента.

Благодарю вас за внимание.2

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal

Posted on by Alexandre Latsa in UMP, Статьи на русском, Франция Leave a comment

Add a Comment