Геополитика

Сербия послужила лабораторией

Безымянный

Безымянный1) Александр Латса, здравствуйте! Не могли бы вы представиться читателям Geopolitika и рассказать о ваших связях с Сербией?

Я французский гражданин, мне 36 лет. Я вырос в черной Африке, учился во Франции, в Бордо. С 2008 года я живу и работаю в России, в Москве. Я возглавляю небольшое кадровое агентство, а также являюсь блогером и политическим и геополитическим аналитиком в РИА-Новости и «Голосе России». Также я веду информационный сайт и в основном пишу о российской политике, геополитике и отношениях Восток-Запад, медийной дезинформации, а также демографии.

В этом году я опубликовал свою первую книгу под названием «Путинская Россия как она есть», доступную на английском и русском языках, и вторую книгу «Мифы о России», которая доступна только на русском языке. Книга на французском должна скоро выйти (вероятно, в 2014 году), и также я надеюсь издать роман (в 2014 — 2015 годах), в котором говорится о Сербии.

В 1999 году во время войны в Сербии я активно поддерживал маленькую Сербию и боролся за прекращение бомбардировок НАТО. В конце войны я изучил сербский язык в университете Бордо и участвовал в создании двух ассоциаций, одной гуманитарной, которая сотрудничала преимущественно с детскими домами и аптеками в Нови-Саде и Воеводине, и второй, нацеленной на создание побратимских культурных связей между Воеводиной и Аквитанией, регионом Франции, в котором я жил. Read more

Posted on by Alexandre Latsa in ITV Alexandre Latsa, Геополитика, Статьи на русском, урса тм, Франция, Цветная революция Leave a comment

Валдай и вопрос идентичности России

Eurasia_and_eurasianismНа прошлой неделе я был рад принять участие в теледебатах, это был круглый стол по проблеме образа России за рубежом. Обсуждался вопрос о том, заслужили россияне свой плохой имидж или же они стали жертвами негативного образа, сфабрикованного и распространяемого зарубежными средствами массовой информации.

Дискуссия быстро сместилась к обсуждению того, действительно ли нужно тревожиться об образе России и россиян за рубежом и особенно того, что представляют собой Россия и россияне. Вопрос о национальной идентичности в России 2013 года остается одним из ключевых вопросов, и многочисленные дискуссии Валдайского клуба это только что подтвердили.

Россия является страной, где соприкасаются множество народов, а также совершенно различных религий и культур. Россия является европейской, славянской и православной, но еще и азиатской, туранской и мусульманской. Это страна, одновременно северная и южная, принадлежит как Западу, так и Востоку Евразии.

К этому огромному культурному и географическому разнообразию следует добавить, что в России соседствуют как XIX, так XX и XXI века. Поэтому очень трудно определить, что сегодня представляет собой средний русский и как можно быть русским и россиянином. Read more

Posted on by Alexandre Latsa in Slider, Геополитика, РИА Новости, Статьи на русском 8 Comments

Сербия на перепутье?

9273762-drapeau-de-la-serbie-sur-fond-blanc-grosПосле непродолжительной эйфории, которая в 2000 году сопровождала цветную революцию, приведшую к уходу, лишению свободы и устранению Милошевича, Сербия оказалась в политическом плане разделенной надвое. Результаты выборов, ознаменовавшие последующее десятилетие, наглядно отражают это разделение между двумя видениями будущего Сербии, видения патриотического блока и того, что выступает за нормализацию отношений с Европейским Союзом.

Тезисы патриотического блока сталкиваются с давлением Запада. В то же время все попытки сохранить хорошие отношения с ЕС при сохранении сербского территориального суверенитета над Косово провалились. Это привело к тому, что страна за неимением лучшего и в отместку избрала в сентябре 2012 года президента, выходца из патриотического блока прежней системы, партия которого также победила на парламентских выборах в мае 2012. Read more

Posted on by Alexandre Latsa in Slider, Геополитика, РИА Новости, Статьи на русском Leave a comment

«Операционная система» западной цивилизации больше не функционирует

Интервью с популярным блогером, французским евразийцем, придерживающимся православного вероисповедания, Александром Латса.


- Распад СССР означал отмену Ялтинской системы международных отношений и торжество единственного гегемона в лице Соединённых Штатов Америки, и, как следствие, изменение двухполярной модели мироустройства на однополярную. Тем не менее, некоторые аналитики всё ещё говорят о возможном возвращении к двухполярной модели. Как Вы относитесь к этой гипотезе? Существует ли вероятность появления державы, способной бросить вызов мировому гегемону?


Разрушение Советского Союза, несомненно, привело к главенству Америки в международных отношениях. Когда Буш-старший в песках Ирака провозгласил наступление нового мирового порядка, многие (в западном мире) даже подумали о том, что этот порядок установился навечно, так что история идей остановилась и с этого момента мир будет под вечным американским господством.


Сегодня мы можем увидеть, что те, кто так думал, ошибались. Истории понадобилось лишь одно десятилетие, чтобы вновь вступить в свои права, и ввергнуть США в войны, которые ускорят их падение — как ни парадоксально, это те войны, которые, как предполагалось, должны были установить американское господство.


В течение того же десятилетия Россия возродилась из пепла и вновь стала сильной региональной державой, державой, которая строит планы господства в Евразии, что отразилось в чеканных словах первой речи Владимира Путина в качестве избранного президента 7 мая 2012 года.


Сейчас мы гораздо чаще слышим о российско-американском противостоянии, нежели это было в начале нынешнего века. Но эти две страны, наверное, никогда не станут главными, ключевыми игроками в завтрашнем мире — в отличие той роли, которую Америка и СССР играли в прошлом.


Логично, что Китай сегодня избран американскими стратегами в качестве основного оппонента, поскольку именно эта страна вероятнее всего станет ведущей мировой державой в нынешнем веке в силу своего экономического и демографического потенциала и финансовых возможностей; возможно, и по своей военной мощи. Таким образом, Китай может стать самым серьезным соперником Америки, клонящейся к своему закату, и если ничего экстраординарного не произойдет, в ближайшем будущем мир будет существовать под знаком китайско-американского противостояния.


- Збигнев Бжезинский открыто признаёт, что США постепенно утрачивают своё влияние. Здесь можно применить концепцию «имперского перенапряжения», введённую известным историком Полом Кеннеди. Вероятно, Америка столкнулась с тем, что было ранее пережито Советским Союзом. Как Вы оцениваете нынешнее положение США?


Бжезинский стареет и, возможно, сознает свои ошибки, понимая, что его прогнозы о будущем мира (под американским владычеством) сбылись не полностью. Я говорю «не полностью», поскольку сегодня в мире все еще главенствует американская сверхдержава.


Доллар в 2012 году по-прежнему доминирующая валюта, американская экономика остается крупнейшей экономикой мира, хотя кризис 2008 года, кажется, почти фатально сказался на этом финансовом господстве. В военной сфере тотальное преобладание Америки также завершилось. Ирак и, в особенности, Афганистан продемонстрировали пределы американского военного могущества. Больше никто не рассматривает Америку в качестве неуязвимой великой державы — так, как это было десятилетие назад. Любопытно, что Америка, прямо как СССР, избрала то же самое место — Афганистан, — дабы «продемонстрировать» миру свою уязвимость.


Хотел бы добавить, что этот «конец Империи» был предсказан еще в 2002 году французским социологом Эммануэлем Тоддом.


- Утрата мирового влияния США означает не больше, не меньше, как конец однополярного мира. Но здесь возникает вопрос, переход к какой модели произойдёт в самое ближайшее время? С одной стороны, мы имеем все предпосылки для возникновения многополярного мира, с другой — стоим перед опасностью столкнуться с бесполярностью (non-polarity), которая будет означать настоящий хаос.


На самом деле, никто не знает, какие прямые и непрямые последствия может иметь разрушение этой сверхдержавы. Мы не знаем, будет ли этот переход от однополярности хаотичным, и как этот потенциальный хаос проявит себя. Можем лишь предполагать, как роли мировых акторов распределятся в этом «мире после конца американского господства».


Китай и Индия, вероятно, станут (в этой системе) двумя главенствующими державами в Южной Евразии и Юго-Восточной Азии. Россия, вполне возможно, станет доминирующей силой Северной и Западной Евразии. Россия, не исключено, станет новым полюсом притяжении для европейских стран — в силу культурных, политических и религиозных факторов.


Хотел бы также добавить, что поскольку ни Китай, ни Россия, ни Индия не имеют, и, видимо, не будут иметь глобальных амбиций, эти державы должны будут обладать сильными региональными притязаниями в соответствующих зонах влияния — в частности, в Евразии, Центральной Азии, Юго-Восточной Азии. А эти территории, очевидно, остаются ключевым стратегическим геополитическим пространством. В силу этого российские, индийские, китайские и американские региональные интересы будут, вероятно, продолжать сталкиваться и усиливать новую большую игру между этими великими державами в сердце Евразии. Есть сомнение в том, что переход к многополярному миру (или, по крайней мере, к миру, который более не будет находиться под американским контролем) не окажется хаотичным, по крайней мере, на первом этапе.


- Проект «контр-гегемонии», разработанный Робертом Коксом, имеет цель разоблачить существующий порядок в международных отношениях и поднять против него восстание. Для этого Кокс призывает к созданию контр-гегемонистского блока, в который войдут политические акторы, отвергающие существующую гегемонию. В основе однополярной модели, навязываемой США, лежит либеральная идеология. Из этого можно сделать вывод, что в основе многополярной модели точно так же должна лежать определённая идеология. Какая идеология, на Ваш взгляд, может занять место контр-гегемонистской, способной объединить множество политических акторов, не согласных с гегемонией Запада?


Противостояние коммунистической и либеральной идеологий обладало преимуществом — оно структурировало мир. С победой либеральной идеологии (благодаря военной и политической победе западного альянса) более или менее установилось ощущение глобального единства — поскольку «мир» думал, что победа была окончательной и идеология победителя будет «функциональной». Но три десятилетия спустя (и это еще более усилилось с началом кризиса 2008 года) система показала себя иначе, оказавшись прогнившей, коррумпированной, скорее всего, неустойчивой и нежизнеспособной и не приспособленной к миру.


Либеральная идеология подстегнула процесс глобализации, но эта глобализация, вероятно, косвенно способствовала разрушению господства Запада и связанной с ним либеральной идеологии, поместившей экономику в центр истории человечества (так же, как ранее это проделал марксизм).


Обратив внимание на вновь появляющиеся мировые силы, мы, без сомнения, получим ключ к пониманию ближайшего будущего. Новые игроки на мировой арене (например, страны БРИКС) — это группа находящихся на подъеме держав, которые, несмотря на свои немаловажные культурные, цивилизационные, геополитические и демографические различия, при этом обнаруживают много сходных черт. Их подъем характеризуется типом развития, который бросает вызов рекомендациям экономического либерализма. Эти страны характеризуются сильным государственным вмешательством в экономику.


Общества в странах группы БРИКС находятся на стадии перехода от авторитарных способов управления (Китай, Россия) или представляют собой консервативные социумы, где доминирует кастовая система (Индия, Бразилия). Следовательно, эти страны не принимают западные стандарты — т. е. верховенство закона и демократию. Их внешняя политика также имеет сходство — это вызов статус-кво, установившемуся после Холодной войны и западной доминации (поскольку она является американоцентричной).


Страны БРИКС разделяют ключевые ценности — национальный суверенитет является основным структурным элементом международной системы. Наконец, общественный уклад в странах БРИКС основан на традициях, культурной идентичности и религии. Все эти признаки указывают на то, что собой представляет складывающаяся идеология стран БРИКС, которая сменит ныне главенствующую идеологию.



Если мы перенесём многополярную модель на экономическую карту мира, то получим сосуществование нескольких полюсов и, одновременно, создадим полноценную матрицу для возникновения новой экономики — за пределами западного капиталистического дискурса. Применима ли, на Ваш взгляд, для этого концепция «автаркии больших пространств», предложенная Фридрихом Листом?


- Думаю, что мы должны отличать конец однополярного мира (и его следствие — конец нынешнего западоцентричного миропорядка) — от процесса глобализации, если этот процесс будет продолжаться. Западный мир разрушается в основном в силу причин, имеющих политический, демографический и экономический характер, но также и из-за духовных проблем. «Операционная система» западной цивилизации больше не функционирует, она не подходит сегодняшнему миру. Глобализация окажется смертельной для системы, с помощью которой был запущен этот процесс.


Кроме того, у Америки — державы, господствующей в мире после окончания Второй мировой войны, больше нет средств для продвижения своей системы ценностей и мышления, и нет сил для военного доминирования. Поэтому Америка больше не сможет управлять западным миром.


Однако даже если бы западный мир исчез, и даже если бы ослабление Америки продолжалось в течение всей первой половины нынешнего столетия, глобализация распространится — и культурно, и демографически. К примеру, в 2030 году население земного шара, вероятно, достигнет 8,5 млрд человек, и все молодое поколение на всей планете будет читать и писать, чего никогда не было раньше. Это будет беспрецедентный переворот в человеческой истории. Не думаю, что антизападная идеология будет достаточной для построения нового мира. Страны БРИКС, вероятно, дают первую и неопределенную идею того, какие мог бы быть завтрашний мир: мир, основанный на консолидации вокруг цивилизационной идентичности. Фактически, это будет мир, состоящий из пространств, сосредоточенных на себе», но при этом открытых вовне.


Поэтому глобализация должна послужить расширению контактов между этими «мирами завтрашнего дня», вынудить их контактировать друг с другом. Честно говоря, есть сомнение в том, что это взаимодействие будет происходить сугубо дружески, без взаимной напряженности. Все это, вероятно, сначала будет происходить очень хаотично, поскольку не будет какой-то одной доминирующей силы, которая была бы в состоянии «управлять потоками», структурировать и управлять.


- Согласны ли Вы с тем, что в настоящее время судьба мирового порядка решается в России, то есть в Heartland, на сдерживание и ослабление которого направлена планетарная стратегия США?


Я вижу несколько взаимосвязанных уравнений, все они связаны с Нeartland’ом. Во-первых, глобальный захват, предпринятый Америкой и ее глобалистским режимом, произошел благодаря способности к проецированию — то есть к расширению за пределы своих границ при помощи военных, экономических и политических инструментов, например, через неправительственные организации и цветные революции. Это распространение влияния произошло благодаря контролю над океанами — уникальному в своем роде в истории, а также благодаря использованию подконтрольной Западной Европы, как плацдарма для атаки на Евразию. Эта битва с СССР за глобальный контроль переросла (с момента распада Советского Союза) в битву против России за контроль над Евразией.


Сегодня «американский проект» ослаблен из-за финансовой, социальной, моральной и политической ситуации внутри самих США. Расширение НАТО затормозилось. Американские стратеги, конечно, рассчитывали на послушную их воле Россию как на американский плацдарм для нападения на просыпающийся Китай. Но восстановление России после марта 2000 года и развитие Китая отправили эти планы в мусорную корзину. Это причина, по которой Россия вновь — главный враг, поскольку она предотвращает американское проникновение в Нeartland. Россия сейчас — ключевое «уравнение». Решив его, можно предотвратить становление однополярного порядка под американским господством, превратить его в двуполярный американо-китайский мир. Как ни парадоксально, но Россия сейчас должна договариваться с Китаем, выстраивая хрупкий баланс сил, дружественно, но непреклонно.


- Сейчас мы находимся на пороге парадигмального перехода к однополярной модели мирового порядка к многополярной, где акторами выступают уже не национальные государства, а целые цивилизации. Недавно в России вышла книга «Теория Многополярного Мира» доктора политических и социологических наук, профессора Александра Дугина. Эта книга закладывает теоретический фундамент, с которого может начаться новый исторический этап, и описывает ряд изменений как во внешней политике национальных государств, так в овременной мировой экономике, которые сопряжены с переходом к многополярной модели. Безусловно, это также означает появление нового дипломатического языка. Считаете ли Вы, что многополярность является естественным состоянием мира и переход к многополярной модели уже неизбежен?


Я не верю в однополярный мир. Мне кажется, что многополярный мир — лучшая возможность сохранить общий баланс. Но для этого потребуется несколько последовательных игроков равного масштаба и «весовой категории», чьи интересы не пересекаются. Мы хорошо знаем, что дело обстоит не так. «Гранды» сегодняшнего и завтрашнего мира исходят из собственных интересов, в первую очередь. Я не верю в вечный «медовый месяц» между победившими незападными странами.


В этом смысле Россия может столкнуться с очень сложным «уравнением» — задачей по предотвращению взрыва в Азии. Во-первых, Китай, наверняка, очень быстро и естественно ощутит, что еще не «пристроенная» российская Центральная Азия — это китайская сфера влияния. Во-вторых, западная коалиция сейчас развертывает свои военные силы у западных пределов России.


Поэтому крах США, на мой взгляд, непосредственно скажется на месте Европы и России в завтрашнем мире. Я соединил эти два блока по нескольким причинам. Ни Россия, ни Европа не могут позволить себе столкнуться, поскольку и у России, и у Европы есть стратегические и структурные слабости. Европа в настоящее время — экономический гигант, но политический и духовный карлик. Россия, напротив, — политический и духовный гигант, но, в общем, экономический карлик — если не брать в расчет сырьевые ресурсы.


Отношения Европы и России — одна из ключевых точек будущего. Политический, экономический и военный потенциал европейско-российского блока от Атлантики до Тихого океана может стать одним из гигантов завтрашнего мира. Конечно, это также означает, что Европа должна согласиться стать частью евразийского блока, быть в союзе с Россией и со всеми странами, которые в ближайшем будущем приняли бы решение вступить в союз с Россией.


Я говорил о том, что необходимы «игроки равного веса». Как француз-евразиец, понимающий значение появления этого евразийского блока, я верю в создание оси Париж-Берлин-Москва-Астана. Этот мощный полюс Европы-Евразии стал бы суверенной силой, и был бы важен для сохранения мира на континенте, и — почему бы и нет? — во всем мире.
Posted on by Alexandre Latsa in ITV Alexandre Latsa, Геополитика, Статьи на русском 3 Comments

«СОБЛАЗНЕНИЕ» НАЦИОНАЛЬНЫХ МЕНЬШИНСТВ (3)

Оригинальная статья была опубликована в win.ru

«Франция этого не знает, но с Америкой мы находимся в состоянии войны [...] Войны постоянной, войны насущной, войны экономической [...] Да, они  упрямы и жадны, эти американцы, они хотят безраздельной власти над миром… Вы видели, что после войны в Персидском заливе, они захотели взять
весь этот регион под свой контроль, ничего не оставив своим союзникам.[...] Мы не должны поддаваться им, мы не должны позволить им убедить себя
».

Высказывание Франсуа Миттерана, цитата из книги «Последний Миттеран» (автор Жорж-Марк Бенаму).

В таком американском подходе к молодым кадрам нет абсолютно ничего нового. В Европе уже давно функционируют многочисленные американские ассоциации, целью которых является формирование про-американской элиты. Во Франции можно привести в пример известный Франко-Американскийфонд, созданный в 1976 году тремя выдающимися американцами: Джеймсом Гордоном Лоуэнстейном, Джеймсом Чейсом и Николасом Уолом. Двое первых были членами влиятельного Совета по международным отношениям (CFR), где вырабатывалась американская внешняя политика, а третий был преподавателем политологии. С целью расширения американского влияния на французскую элиту, эти американские деятели делали ставку на занимающих высокие посты
французов. Открытие Франко-Американского фонда состоялось благодаря предложению президента Жискар д’Эстена во время приема в посольстве Франции
в Вашингтоне 18 мая 1976 года, где присутствовал президент США Джеральд Форд и госсекретарь Генри Киссинджер. При этом, как напоминают официальные тексты, преследовалась следующая цель: «Цель Франко-Американского фонда состоит в том, чтобы укрепить франко-американские отношения, которые
считаются необходимой составляющей трансатлантического партнерства». С 1981 года действует программа «Молодые лидеры», в которой принимало
участие огромное число французских политических деятелей, а также журналистов.

 

На кого делают ставку США сегодня?

 

Новым в этой «политике обольщения» является то, что она фокусируется на этнически-религиозных объединениях Франции. Стратегия же состоит в том, чтобы «показать  французам, что они также сумеют признать ценность этнических меньшинств, как это сделали США».

Эта дипломатическая политика идет через французскую социально-политическую элиту, а также посредством интернет-сайтов общин французских  ммигрантов. Приведем в пример два основных сайта: oumma и saphir, которые открыто признают тесные отношения с посольством США во Франции:

1. Oumma.com : «Мы действительно поддерживаем замечательные отношения с сотрудниками посольства и это дает нам особые привилегии, например,
мы смогли заполучить исключительное право на интервью с г-жой Фарах Пандит, членом правительства Обамы (специальным представителем Госдепартамента по делам мусульманских стран)».

2. Saphirnews: «Связи между американскими официальными лицами во Франции и сайтом Saphirnews, действительно, существуют уже давно, и благодаря
этому, например, мы имели возможность в декабре 2008 года встретиться с официальным представителем американского Конгресса Линн Уэйл, для
обсуждения ситуации во французском обществе».

Пример нижеперечисленных личностей типичен. Среди наиболее «раскрученных» можноназвать следующие имена:

Рохайя Диалло (Rokhaya Diallo) — молодая француженка сенегальского происхождения, общественная активистка, теле- и радио-журналистка. Она убежденная феминистка, сначала была членом леворадикальной организации Attac, затем активно занялась общественной деятельностью и продвижением идей феминизма через различные ассоциации, такие как «Mix-cité» и «Les indivisibles (Неразделимые)». В марте 2010 года она была выбрана для участия в программе «Международные гости»: получив приглашение от федерального правительства США, Диалло посетила страну с целью изучения «многообразия общества». В сентябре 2010 года она была приглашена на 40-е Закрытое политическое собрание конгрессменов-афроамериканцев (Congressional
Black Caucus), ежегодное мероприятие, в котором участвуют члены парламента США афро-американского происхождения.

Реда Диди — еще один француз иммигрантского происхождения, которого «обхаживают» американцы. Это бывший руководитель французского эколого-социалистического движения «зеленых», который также побывал в США вместе с другими восемью избранными кандидатами в рамках программы «Семена Франции». Эта программа имеет своей целью вовлечение граждан в политическую деятельность, организуя объединения активистов, привлеченных из населения желательно иммигрантского происхождения. Уилл Бернс, руководитель избирательной кампании Обамы в американский сенат в 2000 году, пришел в правительство из этого клуба.

Пример Али Сумарэ наиболее известен во Франции. Кандидат от Социалистической партии на выборах региональных советов, этот глава общественной организации, соучастник беспорядков в Вилье-ле-Бель, уже более двух лет пользуется в США репутацией «молодого лидера из иммигрантского квартала». Его много раз принимали в парижском посольстве США, он принимал участие в семинарах, обучающих ведению избирательных кампаний. С ним также консультировались по различным актуальным темам, таким, например, как интеграция. И каждый раз перед ним расстилали красную ковровую дорожку. «Социалистическая партия, в которой я состою, никогда не оказывала мне и половину того внимания, которое проявили ко мне американцы», говорит он. «Они действительно пытаются понять наши проблемы. Это так интересно и очень льстит мне».

Альмами Кануте, активист общественной организации и номер один в независимом рейтинге кандидатов на выборы в коммуне Френ (Fresnes), весной минувшего года возвратился из трехнедельной поездки по США. Программа, в которой он участвовал, называется «Руководство этническим разнообразием». «Визит проходил очень интенсивно. Мы участвовали в собраниях, посещали многие места. Я сделал вывод, что, даже если американцы не больше французов преуспели в интеграции населения иностранного происхождения, они посвящают этому гораздо больше средств и усилий. Там я чувствовал, что меня понимают, здесь же меня считают этническим экстремистом. Они, по крайней мере, не осуждают нас».

37-летний Саид Аммуш также принимал участие в программе ««Международные гости». Он родился в Париже и вырос в Бонди, департамент Сен-Сан-Дени. Являясь основателем агентства по найму персонала «Mozaïk RH», цель которого — благоприятствовать этническому разнообразию кадров на французских
предприятиях, он в конце 2008 года ездил в США по вышеупомянутой программе обмена. «Для них [американцев], эти поездки нужны, чтобы менять наше устоявшееся мнение относительно их страны. Мы не даем себя провести, знаем, что возможно нами манипулируют, но сейчас я лучше понимаю желание американцев двигаться вперед и создавать, предпринимать что-то. Это очень сильное качество, о котором я прежде не знал».

Но поездки нескольких лидеров, о которых нам известно — еще далеко не все. В ноябре 2010 года по случаю первого большого форума по проблемам занятости, инициированного ассоциацией «В наших кварталах есть таланты», американское посольство приняло участие в организации встречи с шефами крупнейших предприятий в отеле «Newport Bay Club» в парижском Диснейленде. Эта ассоциация, оказывающая помощь по трудоустройству для молодых людей из этнических меньшинств, существует с 2005 года и была создана Объединением французских предпринимателей (Medef) Сен-Сан-Дени, департамента с наибольшей во всей Франции этнической и религиозной плотностью населения. В форуме участвовало около 5 тысяч молодых людей. Ассоциация
«В наших кварталах есть таланты» была основана в декабре 2009 года. В ее планах до 2015 года увеличить в десять раз число молодых последователей, а также постоянных спонсоров, без сомнения при ненавязчивой помощи американского посольства.

 

Американский креатив для Франции: супергерой из предместья воюет с полицейскими

Подобная деятельность также касается французских мусульман. 2 декабря американский консул Марк Шапиро открыл ассоциацию под
названием Confluences (Слияния), цель которой — продвижение интересов меньшинств, а особенно мусульман. Этот проект — результат партнерства
между регионом Рона-Альпы и госдепартаментом США (аналогом нашего министерства иностранных дел). Цель ассоциации Confluences — создание,
руководство и контролирование в Лионе центра по вопросам этнического разнообразия и борьбы против дискриминации. Атташе по культуре американского консульства в Лионе является членом совета руководства ассоциации.

Время от времени незаметное американское вмешательство принимает другие формы: 3 августа прошлого года телеканал BBC News огласил информацию
о том, что США весьма щедро финансировали создание японских комиксов манга. Они были призваны убедить японскую молодежь в необходимости
военного союза между США и Японией (а именно сохранении американской военной базы на Окинаве, против которой протестует все большее
и большее число японцев).

Именно в таком же ключе, в декабре 2010 в США появился новый супергерой комиксов Nightrunner. Речь идет о Билли Асейа, 22-х летнем алжирском исламисте-сунните, иммигрировавшем во Францию и обосновавшемся в городке Клиши-су-Буа. Воплощая ценности чести, прямоты и справедливости, он помогает вдовам и сиротам. Он также защищает интересы своей общины (мусульман), на которых несправедливо нападают. Это тем более вызывает беспокойство, что первый эпизод комикса происходит во время беспорядков 2005 года во французских пригородах. Вместе со своим другом,
16-тилетним Билалем, он был несправедливо обвинен и избит полицией, хотя ничего плохого он не сделал. После того, как он поджег комиссариат, он был убит. Тогда Билаль становится «ночным полицейским» (Nightrunner), чтобы восстановить справедливость и демократический порядок. Этот комикс уже вышел в двух выпусках сборников комиксов (Annual Batman Detective Comics (№ 12) и Batman Annual № 28), и конечно никто не сомневается, что этот новоявленный Бэтмен появится в ближайшее время во французских киосках. В особенности в киосках пригородов.

Толерантность побеждает: юным французам больше не будут забивать голову Наполеоном и Людовиком XIV

Кроме того, согласно сайту Wikileaks, в донесении, отправленном в январе 2010 года послом Ривкином, говорится следующее: «Мы продолжим и сделаем более интенсивной работу с французскими музеями и преподавателями с целью реформирования учебных планов по истории, преподаваемой во французских школах, таким образом, чтобы учитывалась роль и перспективы этнических меньшинств в истории Франции». Спустя 9 месяцев, в сентябре 2010 года был
принят закон, до минимума сокращающий разделы учебников истории, посвященные историческим личностям (Франциск I, Генрих IV, Людовик XIV
и Наполеон) или некоторым периодам истории Франции в пользу иностранных, а точнее африканских культур.

Это официальное решение было принято во Франции в 2010 году во имя «открытия нашего мира для других цивилизаций». Таким же образом было пожертвовано изучением периодов Революции и Империи в счет более углубленного изучения периода активной колониальной торговли в XVIII и XIX веках, включая темы работорговли и рабства. В новой программе четвертого класса 4 часа учебных занятий посвящены работорговле, тогда как на всю историю французской революции и империи отведено менее 8-ми часов. Другой показательный пример: тема короля Людовика XIV, которая занимала основное время первого триместра 4-го класса, заменена темой под названием «Появление абсолютного монарха». Король-Солнце теперь отправлен в программу
5-го класса под конец учебного года, в течение которого ученики надолго задерживаются на теме африканских цивилизаций Мономотапа и Сонгай и на работорговле в восточных колониях Франции. В действительности, Франциск I, Генрих IV, Людовик XIV и Наполеон I теперь относятся к тому, что новые учебные программы называют «контекстуальными элементами понимания» и, следовательно, больше не являются объектом внимания школьных учебников в программе французского народного образования.

Какие выводы нужно извлечь из деятельности американцев, направленной на этнические меньшинства и их программ, задействующих население пригородов и французов иностранного происхождения, которые обходятся посольству США в 3 миллионов долларов ежегодно?

Во-первых, что американцы предпринимают империалистический демарш, занимаясь пропагандой своей модели общества, а также защитой своих будущих интересов во Франции. Американская политика поощрения меньшинств — это совсем не гуманитарная деятельность, не имеющая скрытой подоплеки.
Американские программы, поощряющие меньшинства, развертываются в период, когда интеграция новых иммигрантов во Франции затруднена из-за
экономический ситуации в стране. Речь идет о том, чтобы под предлогом продвижения этнического разнообразия, уважения культурных различий
и успешности независимо от этнической принадлежности, улучшить имидж Америки в глазах молодых французских мусульман после войн в Ираке
и Афганистане.

 

К чему может привести вмешательство США в дела Франции?

Однако для Франции эти диверсионные стратегии влияния на меньшинства представляют реальную опасность. Успешная интеграция во французское общество многочисленных волн иммигрантов осуществлялось всегда без каких-либо этнически-религиозных претензий иммигрирующих, но как раз благодаря комплексному процессу полной ассимиляции.

Желание американцев сделать ставку на этническую и религиозную элиты основано на воспроизведении американской модели общества, которая абсолютно противоположна французской модели интеграции — республиканской, уравнительной и недискриминационной.

Трудности, с которыми в настоящее время Франция столкнулась, связаны с чрезмерным развитием общинных объединений в социальном и этнически-религиозном плане. На территории страны развиваются независимые, протестные и даже враждебные французской традиции субкультуры.

Для Франции, являющейся христианской и европейской страной, будущее которой в — Европе, американское вмешательство несет крайне негативные
последствия. Поощряя настроения общинной обособленности и претензии этнических и религиозных меньшинств к французскому государству,
американцы рискуют создать напряжение, которое может привести к точке невозврата. Кроме того, регулярные нападки на ассимиляционную модель интеграции, выбранную Францией, могут иметь опасные последствия, ведь известно, что этнически-религиозные конфликты могут увеличить уже имеющиеся в стране местечковые притязания. Нужно задаться вопросом, каковы намерения США в этой области. Пропагандировать свою модель общества? Ослабить
сплоченность сообществ, чтобы предотвратить образование в Европе независимой военно-экономической зоны, конкурирующей с США? Не забудем провести параллель с неистовым желанием американцев присоединить Турцию к Европейскому Союзу, а также помешать любому сближению с Россией.
Ссылкий

 

Posted on by Alexandre Latsa in Win.ru, Геополитика, Статьи на русском, Цветная революция 1 Comment

«СОБЛАЗНЕНИЕ» НАЦИОНАЛЬНЫХ МЕНЬШИНСТВ (2)

Оригинальная статья была опубликована в win.ru

В январе 2010 года посольство США в Париже составило депешу, в которой посол Чарльз Ривкин разъясняет деятельность американцев по отношению к меньшинствам Франции. Дипломатическое донесение состоит из 10-ти пунктов, в которых, соответственно, сообщается о кризисе американского присутствия во Франции, о важности разработки особой стратегии для этой страны и вступления в позитивный диалог, а также о необходимости пропаганды успешного примера запуска агрессивной молодежной программы. Он также затрагивает вопросы поощрения сторонников умеренных взглядов и распространения практического опыта, а также углубления понимания проблем и, наконец, объединения усилий. Ниже я кратко изложу содержание пунктов данного дипломатического донесения:

Краткое резюме

«В соответствии с уникальными обстоятельствами и историей Франции, посольство США в Париже разработало Стратегию взаимодействия с меньшинствами, которая, в том числе среди прочих групп, касается французских мусульман, и отвечает задачам, определенным в телеграмме — донесении A. Наша цель состоит в том, чтобы активизировать все группы населения Франции для консолидации усилий этой страны в претворении в жизнь идеалов равенства, тем самым способствуя продвижению национальных интересов Америки. В то время как Франция по праву гордится тем, что именно в этой стране зародились демократические идеалы, а также своей ролью в качестве ревностного защитника прав человека и правового государства, французские социальные институты на деле не обладают достаточной гибкостью, чтобы адаптироваться к нынешней демографической ситуации в стране, со все возрастающим числом иноверцев.»

Предпосылки: кризис американского представительства во Франции

«Франция долгое время пропагандировала защиту прав человека и правовое государство, как на своей территории, так и на международном уровне и ощущала себя полноправным историческим лидером среди демократических стран. История Франции, её восприятие самой себя в современном мире сыграют важную роль при воплощении в жизнь представленной нами здесь стратегии, состоящей в том, чтобы оказывать давление на Францию с тем, чтобы это государство направило свои усилия на более эффективное проведение в жизнь демократических ценностей, продвижением которых оно занимается».

«В большинстве французских СМИ по-прежнему работают одни „белые“, небольшое улучшение наблюдается только в плане присутствия меньшинств перед камерами телевизионных новостных передач. Среди элитных образовательных учреждений Франции, принявших решительные меры по интеграции, нам известен только Институт политических исследований (Sciences Po), который представил альтернативный метод набора для иностранных студентов и студентов с иностранным происхождением, не готовых для сдачи французских письменных экзаменов. Если ситуация с представителями меньшинств, работающих в частных организациях немного изменилась к лучшему, то на руководящих должностях компаний их представителей по-прежнему крайне мало. Таким образом, реальность французской общественной жизни противоречит идеалам равенства нации. Общественные институты Франции до сих пор определяются группками „посвященных“ и политической элитой, в то время как крайне правые и ксенофобские идеи представляют интерес только для малой (однако, влиятельной) части населения».

«Мы полагаем, что Франция не использует в полной мере всю энергию, способности и идеи проживающих в ней меньшинств. Несмотря на то, что Франция считает себя образцом для подражания в плане ассимиляции и меритократии (власти одаренных), очевидное неравенство во французском обществе портят имидж Франции и ослабляют ее влияние на международной арене. Мы считаем, что устойчивый отказ от политики развития возможностей и продвижения политических интересов меньшинств может ослабить и разделить Францию. Геополитические последствия ослабления и разделения Франции отрицательно скажутся на американских интересах, ведь нам необходимы сильные партнеры в центре Европы, которые помогали бы нам в продвижении демократических ценностей».

Следовательно, американцы хотят использовать в своих интересах существующие во Франции противоречия. Трудно сказать, чего они больше боятся — «ослабления Франции» или американских интересов в Европе. Судя по смыслу данного утверждения, Франция по-прежнему является основным плацдармом для американских интересов в Европе.

Стратегия во Франции: наши цели

«Основная цель нашей ориентированной на меньшинства стратегии состоит в том, чтобы активизировать все уровни населения Франции для того, чтобы помочь им в осуществлении их собственных задач социального равенства. Наша стратегия нацелена на три уровня населения: (1) групповое большинство, и, особенно, элиту; (2) групповые меньшинства, лидерам которых будет уделяться особое внимание; (3) все население в целом. Используя семь нижеперечисленных тактических приемов, мы будем стремиться способствовать осознанию французской элитой преимуществ политики расширения возможностей и, напротив, убыточности поддержания существующего порядка вещей; повышать компетентность и развивать уверенность лидеров групп меньшинств, стремящихся увеличить свое влияние; выражать населению Франции в целом наше особенное восхищение разнообразием и динамичностью народов этой страны, подчеркивая преимущества данных качеств, которые следует использовать, открывая возможности для всех групп населения»

Тактический прием №1: Вступить в позитивный диалог

«Во-первых, мы сфокусируем наши выступления на проблеме равенства возможностей. В публичных заявлениях на тему демократического сообщества, мы будем подчеркивать такие характерные признаки демократии как право на отличие, защита прав меньшинств, ценность равенства возможностей и важность существования настоящих политических представителей меньшинств».

«Мы будем сообщать о затратах, которое несет французское государство из-за недостаточного представительства меньшинств в стране, подчеркивая преимущества, которые приобрела Америка, упорно работая над устранением препятствий, возникшими перед меньшинствами США». «Кроме того, мы продолжим и сделаем более интенсивной работу с французскими музеями и преподавателями с целью реформирования учебных планов по истории, преподаваемой во французских школах, таким образом, чтобы учитывалась роль меньшинств в истории Франции, а также их точка зрения на историю данного государства».

Тактический прием №2: Подавать положительный пример

«Мы будем использовать пример как одно из средств данной стратегии. Мы продолжим и приумножим наши усилия по организации визитов во Францию лидеров американских меньшинств для того, чтобы те поделились своим непосредственным опытом с французскими лидерами. Когда мы отправим французских лидеров в Америку, то как можно чаще будем включать в программу их пребывания моменты, демонстрирующие равенство возможностей в нашей стране. Мы продолжим приглашать на мероприятия в нашем посольстве представителей разнообразных групп французского общества, избегая, таким образом, таких мероприятий, где бы присутствовали представители только белой расы или только национальных меньшинств».

Тактический прием №3: Запуск агрессивной молодежной программы

«В-третьих, мы продолжим и укрепим наши усилия по активизации молодежи для того, чтобы рассказать молодым французам любого социокультурного происхождения об общности наших ценностей. Ведущую роль при этом будет играть Отдел по поддержке молодежных инициатив при посольстве, который ставит своей целью рост положительной динамики среди французской молодежи, что обеспечит большую поддержку американских ценностей и задач».

«Для осуществления данных целей, мы будем опираться на уже действующие масштабные программы Общественной Дипломатии, а также совершенствовать различные творческие методы оказания влияния на французскую молодежь. Для этого будет использоваться новые средства информации, а также корпоративное партнерство, конкурсы национального масштаба, мероприятия, ориентированные в первую очередь на молодежь — особенно приглашение известных американских гостей. Мы также займемся разработкой новых методов выявления, обучения и воздействия на будущих французских лидеров. В рамках расширения возможностей образования и обмена для французской молодежи, мы будем следить за тем, чтобы при выборе участников поддерживаемых нами программ обмена, не было никакой дискриминации. Опираясь на уже существующие во Франции молодежные социальные сети, мы создадим новые интернет-сообщества, содействуя, таким образом, общению будущих лидеров Франции на форуме, ценности которого — инклюзию (включение), взаимоуважение и открытый диалог — мы поможем сформировать».

Тактический прием №4: Поощрять «умеренных»

«В-четвертых, мы будем поощрять почти неслышимые голоса сторонников толерантности к более смелому и уверенному выражению их мнения. Мы будем вести данную деятельность при помощи двух интернет-сайтов, ориентированных на молодых франкоговорящих мусульман — oumma.fr и saphirnews.com — мы займемся поддержкой, обучением и заставим действовать информационных и политических активистов, разделяющих наши ценности».

«Мы будем делиться с Министерством внутренних дел Франции и с религиозными объединениями страны наиболее эффективными методами обучения толерантности, которые в настоящее время используются в мечетях, синагогах, церквях и других религиозных учреждениях США. Мы задействуем напрямую Министерство внутренних дел для сравнения французских и американских подходов к вопросу поддержки лидеров из меньшинств, которые отстаивают умеренные взгляды и призывают к взаимопониманию, сопоставляя при этом наши методы с методами лидеров, сеющих раздор и ненависть».

Тактический прием №5: Делиться практическим опытом

«В-пятых, мы продолжим осуществление данного проекта, делясь практическим опытом с молодыми лидерами всех областей деятельности, в том числе с молодыми лидерами политических партий умеренной направленности, с тем, чтобы они пользовались необходимым инструментарием и менторской поддержкой для своего продвижения. Мы создадим и обеспечим поддержку образовательных программ и программ обменов, которые наглядно покажут долгосрочные положительные результаты инклюзии как внутри школьной среды, так и внутри групп гражданского общества, среди блоггеров, политических советников и политиков местного уровня».

Тактический прием №6: Углубить наше понимание проблемы

«Занимаясь подробным изучением таких значимых событий, как дискуссия о национальном самосознании, мы планируем отслеживать тенденции и, в идеале, предугадывать изменения, касающиеся положения меньшинств во Франции, оценивая при этом, как подобные изменения повлияют на интересы США в стране».

Тактический прием №7: Объединять, определять цели и давать оценку нашим усилиям

«Наконец, рабочая группа по взаимодействию с меньшинствами будет объединять действия соответствующих подразделений и ведомств Посольства, отвечающих за позитивный диалог, мероприятия и анализ ситуации. Эта группа будет работать в тандеме с Программой молодежных инициатив, и будет определять среди населения страны лидеров и группы, обладающих определенным влиянием».

«По итогам каждого года группа будет давать оценку нашему влиянию, анализируя как фактические, так и нематериальные показатели успеха. Фактические изменения будут заключаться в измеряемом росте числа представителей меньшинств, занимающих руководящие посты и работающих в государственных или частных организациях, в том числе учреждений образования. К таким изменениям также относится рост числа конструктивных усилий лидеров меньшинств в получении политической поддержки как внутри собственной общины, так и вне ее, уменьшение поддержки населением Франции ксенофобских политических партий и программ. Хотя мы не можем гарантировать успешность данных позитивных мероприятий, мы сконцентрируем наши усилия на вышеописанной деятельности, которая будет поощрять, подталкивать и стимулировать движение в нужном направлении».

Posted on by Alexandre Latsa in Win.ru, Геополитика, Статьи на русском, Цветная революция Leave a comment

«СОБЛАЗНЕНИЕ» НАЦИОНАЛЬНЫХ МЕНЬШИНСТВ

Оригинальная статья была опубликована в win.ru

В октябре 2005 года во Франции имели  место массовые уличные беспорядки, представленные СМИ как социальный протест. На деле в них участвовали молодые люди неевропейского происхождения, живущие в основном на окраинах больших городов. По официальной версии, беспорядки были спровоцированы смертью двух несовершеннолетних преступников, которые, будучи преследуемы полицией с целью обычной проверки документов, спрятались в трансформаторной будке и умерли от удара электричеством. Последствия этих беспорядков были тяжелыми: за 3 недели трое убитых, три тысячи арестованных, десять тысяч сожженных машин и десятки разгромленных общественных зданий — школ, складов, магазинов, архивов и даже церквей. Эти беспорядки быстро превратились в настоящий бунт молодых французов арабо-африканского происхождения против французского государства. Для сдерживания зачинщиков было мобилизовано около 11 тысяч полицейских. В определенный момент в стране было даже объявлено чрезвычайное положение. Урон от погромов был оценен примерно в 200 миллионов евро. Это были худшие городские беспорядки во Франции с 1968 года.

В 2009 году немецкий журналист и писатель Удо Ульфкотте (Udo Ulfkotte) опубликовал удивившую всех книгу под названием «Der Kriegim Dunkeln: Die wahre Macht der Geheimdienste» (Война в темноте: власть тайн) в которой автор развивает тезис, что беспорядки не были абсолютно стихийными, а их организацией и поддержкой занимались профессиональные агитаторы. В своей книге журналист называет эти массовые волнения вариантом цветной революции, но происходящей в 2005 году во Франции. Мы не знаем точно, верна ли или надумана эта теория, но параллельно ей стоит рассмотреть одно из самых
неожиданных последствий французских беспорядков — растущий интерес США к молодым людям иммигрантского происхождения, гражданам Франции, которые, однако, в массе своей настроены против французского государства.

Текст дипломатического донесения от 25 января 2007 года, опубликованный на Wikileaks, кажется, приоткрывает завесу тайну над некоторыми фактами. В этом документе американское посольство сообщает о разработке политической линии поддержки и развития афро-арабских общин Франции, нацеливаясь при этом на молодых французских мусульман. Первые попытки ведения такой политики были зафиксированы в 2001 году, после событий 11 сентября. Действительно, американские дипломаты утверждают, что ситуация с демографической эволюцией Франции такова, что многочисленные французы афро-арабского происхождения будут определять завтрашний день французского государства. После трагедии 11 сентября и войны в Ираке, госдепартаменту США казалось жизненно важным улучшить имидж Америки в глазах европейских мусульман. Многие известные личности стали ключевыми участниками этой американской игры во Франции.

В 2009 году Барак Обама назначает Чарльза Ривкина послом США во Франции. Сделавший карьеру в индустрии развлечений и рекламы, Ривкин был одним из тех, кто отвечал за сбор финансов в ходе предвыборной кампании Обамы.

В сентябре 2009 происходит событие, важность которого многие не сразу оценили. Посол Ривкин и его супруга стали почетными гостями мэра парижского пригорода Вилье-ле-Бель. Они получили приглашение на торжественное открытие первого граффити, нарисованного в рамках франко-американской программы обмена художественным и образовательным опытом в городском искусстве.

Вилье-ле-Бель не совсем обычный город: именно отсюда пошли молодежные беспорядки 2005 года. В ноябре того же года посольство Соединенных Штатов Америки приглашает

24-х французских старшеклассников стать послами своей культуры в США. Программа «Молодые послы», проводимая два года подряд во Франции, позволила старшеклассникам из малообеспеченных семей провести две недели в США, в сопровождении и окружении официальных лиц, как мы увидим далее.Около тридцати молодых людей отправились в США в марте и в апреле 2010 года в рамках молодежной программы Госдепартамента «Международные гости». Среди этих молодых гостей было много руководителей общественных ассоциаций, а также рэпперов и молодежи иммигрантского происхождения или сотрудничающей с общественными организациями, действующими внутри иммигрантских общин.

Программа «Молодые Послы» не является чем-то принципиально новым, ведь из статьи под названием «Президентские выборы во Франции как идеальный пример успеха Программы международных визитов», опубликованной в 2007, мы узнаём, что многие видные французские политики (как правой, так и левой направленности) также были членами данной американской программы. В статье упоминаются Николя Саркози, Брис Ортефе, Франсуа Фийон, Кристина Бутен.

2 апреля 2010 года Чарльз Ривкин проводит встречу с молодежью города Бонди (это пригород Парижа, где концентрация иммигрантов — одна
из самых высоких в стране). В своей речи он заявляет следующее: «У нас в Америке все по-другому. Ты можешь быть африканцем, индейцем, но, прежде всего — ты американец [...] Мне  нравится разговаривать со всеми французами. Я знаю и уверен, что следующий французский лидер будет из пригорода». Перед отъездом он спрашивает молодежь: «С кем из американских актеров вы хотели бы встретиться?». Держа свое обещание, 13 апреля 2010 посол возвращается в Бонди для встречи с молодежью в сопровождении американского чернокожего актера Сэмюэля Л. Джексона и его жены. Актер выступит с такими словами: «Вы — будущее страны, не упустите свой шанс, организуйтесь в сообщество, [...] заявите, что это не нормально, когда на экране я не вижу похожих на меня людей».

24 июня 2010 года посольство США организовало форум под названием «Create Today» (Создавая сегодняшний день) с участием молодых американских
и французских предпринимателей. Во время приема в саду посольства, гости могли посетить художественные выставки или послушать новую песню «Vida loca» французской рэп-группы «Kommando Toxik» из Вилье-ле-Бель.

29 июня 2010 года американский посол торжественно открывает первый «Парижский хип-хоп кампус» (Hip Hop Campus) в Ля Вилетт. Он участвует в первом круглом столе на тему «Французский хип-хоп против американского: новая школа успеха!» 5 августа 2010 года Сильвестр Сталлоне, Джейсон Стэтхем и Дольф Лундгрен в составе делегации посольства США посетили город Росни-су-Буа, также с большим процентом населения иммигрантского происхождения, социальными проблемами и частыми беспорядками. После встречи Сильвестр Сталлоне заявил: «Было замечательно встретиться с жителями Росни-су-Буа, это настоящие люди».

В июле 2010 года в целях поддержки подобной деятельности помощником посла США во Франции назначаетсяМарк Таплин. Профессиональный дипломат,
Таплин специализируется на общественной дипломатии. До своего назначения он был преподавателем в Университете Джорджа Вашингтона, конкретно — в Институте общественной дипломатии и мировыхсвязей. Он также вел блог, где обсуждал интеллектуальные методы воздействия (сочетание методов мягкой и жесткой силы). В 1984-1987 годах Таплин занимал должность помощника атташе по культуре, а в 1994 году помощника пресс-секретаря при посольстве США в Москве. С 1999 по 2001 годы он был советником по Общественной деятельности посольства США в Киеве. С 2002 по 2004 Марк Таплин был директором Бюро по Украине, Молдавии и Белоруссии в Госдепартаменте США. На этой должности дипломат содействовал развитию американской политики в отношении Украины в перспективе президентских выборов 2004 года. Впрочем, летом 2004 года Таплин покинул свой пост. 21 ноября того же года на Украине началась «оранжевая революция».

Таплин известен также тем, что сыграл первую скрипку в информационной кампании, приведшей к увольнению Алена Жуайанде, государственного
секретаря Франции по вопросам сотрудничества, который, будучи с визитом на Гаити, вслух задавал нелицеприятные вопросы о действиях США в этой стране.
После землетрясения, сотрясшего остров, американские войска взяли под контроль аэропорт Порт-о-Пренс и препятствовали посадке двух французских самолетов с гуманитарной помощью. Ален Жуайанде заявил о своем желании провести расследование касательно действий американцев, чтобы «выяснить, прибыли ли они помочь Гаити, или для того, чтобы оккупировать остров».

Однако спустя некоторое время был обнародован факт нецелевого использования Жуайанде бюджетных средств (он нанимал частный самолет для командировки на Мартинику). Затем всплыл факт якобы незаконного получения разрешения на строительство. Наконец, Алена Жуайнде обвинили в том, что он, якобы, тратил государственные деньги на покупку сигар1. Оказавшись в эпицентре трех скандалов, Ален Жуайанде был, в конце концов, уволен с поста министра французского правительства 5 июля 2010 года.

Таплин и Ривкин не единственные, кто проводит американскую стратегию «соблазнения национальных меньшинств» во Франции. Координацией этих
операций (кто-то назвал бы их манипуляцией) также занимаются ЛораБерг, атташе по культуре посольства США, и, главным образом, гражданка Франции Рандиан Пекку, которая вот уже десять лет отвечает за взаимодействие посольства США с мусульманскими общинами. Эта скромная 53-летняя женщина по своей официальной должности является «ответственной по вопросам гражданского общества» в американском посольстве и практически никогда не дает
интервью. Французская газета «France-Soir» (в статье «Как Али Сумаре „был обработан“ в американском посольстве» от 6 августа 2010) раскрыла ее имя, добавляя, что записная книжка этой дамы «содержит все разнообразие контактов ведущих политических и общественных деятелей Франции».

Конечно, всевозможные способы американского вмешательства во внутренние дела Франции давно не новость. Сидни Хукс, один из руководителей Конгресса за свободу культуры — обширную программу, финансируемую ЦРУ в течение Холодной войны — уже в 1941 году заявлял следующее: «Перевоспитание и переформирование населения Франции являются, на мой взгляд, основными и срочными задачами для американской демократической политики в этой стране». Сидни Хукс, по всей видимости, имел в виду французский народ в целом. Новое же прочтение его слов состоит в том, что целью американцев теперь является отдельная часть населения Франции.

Posted on by Alexandre Latsa in Win.ru, Геополитика, Статьи на русском, Цветная революция Leave a comment

БОРЬБА ЗА ЕВРАЗИЮ (III)

Оригиналная статья была опубликована в win.ru



Логистика демонстраций, продолжавшихся в условиях ледяной украинской зимы (в некоторых случаях на протяжении нескольких недель), ничего не оставила на волю случая. Спокойный и быстрый захват парламента, в такой нестабильной и несдержанной стране как Грузия, или роль, которую сыграла близкая к оппозиции неправительственная организация CеSID, оспорившая результаты выборов еще до их обнародования в Сербии, затем начало хорошо скоординированных уличных демонстраций — все эти факты совсем не случайны. В действительности эти события являются результатом деятельности конкретных людей, обученных техникам агитации и объединенных в рамках различных движений. Это настоящие революционеры-профессионалы, которые занимаются организацией государственных переворотов, перемещаясь из страны в страну, от одной революции к другой за счет неправительственных организаций, а значит, американских интересов в Европе. Общей чертой этих революций было появление в каждой из стран молодежных движений, абсолютно одинаковых, как по форме, так и по содержанию, и применявших одинаковые технологии проведения революции.

Первая цветная революция, произошедшая в 2000 году в Сербии, была большей частью организована молодежным движением под названием ’’Отпор!’’, настоящей двигающей силой студенческих протестов. Александр Марич, один из лидеров ’’Отпора’’, позже признал ’’свои непосредственные связи с сотрудниками госдепартамента и Белого дома, а также и то, что большая часть финансирования шла из Агентства США по Международному Развитию, международной организации «Фридом хаус» и Фонда Сороса «Открытое общество». Марич подтвердил, что «учебные семинары проходили в Будапеште, Бухаресте и в Боснии в течение предшествующей событиям весны». Активисты движения ’’Отпор’’ встречались там с ответственными лицами из Общественного Института имени Альберта Эйнштейна, а также лидерами польского движения ’’Солидарность’’ (Solidarnosc). Используемые технологии, как утверждает Марич, прямо навеяны методами ненасильственных акций Шарпа и Акермана, и имеют целью ’’дискредитацию правительств, побуждение к акциям гражданского неповиновения и мирным демонстрациям. Все курируется ассоциацией без определенного исполнителя. Кроме того, движение должно позиционировать себя далеким от политики и главным образом привлекать на свою сторону не определившихся1 молодых людей’’. Также группа была обязана: ’’использовать короткие сообщения и слоганы, а активисты должны были выбираться по внешним данным, чтобы выгодно подать имидж движения, придавая ему дух романтики и любви к свободе, и вдохновлять последователей идеей ’’особого предназначения2’’. Наконец движение могло рассчитывать на широкую поддержку ведущих мировых СМИ, которые фильтровали и сортировали информацию так, чтобы представить демонстрации как спонтанные митинги молодежи, стремящейся к свободе и демократии, и желающей интеграции в международное сообщество.


После успеха операции в Сербии, два члена движения ’’Otpor’’, Александр Марич и Станко Лазендич были приняты на работу в организацию «Фридом хаус», чтобы распространять свои умения и опыт в других странах и оказывать поддержку в подготовке других революций: в 2003 году в Грузии, а в 2004 — на Украине. Помощь заключалась в обучении: как методам ненасильственного сопротивления, так и технике переговоров с властями, а также логистике, столь необходимой для организации многонедельных демонстраций. Это особенно пригодилось на Украине, где тысячи палаток и покрывал были предоставлены демонстрантам для защиты от ледяного мороза в лагере, разбитом на площади Независимости. Во время оккупации на Майдане было налажено бесплатное питание.

Символы, выбранные этими братскими группировками (сжатый кулак) не оставляют сомнений в их взаимосвязи, будь то украинское движение «Пора», киргизское «КелКел» или грузинское «Кмара». Следует отметить, что в ряде стран, которые (пока?) не являются целями для проведения там государственных переворотов, тоже существуют подобные группировки. Это, например, белорусский «Зубр» или албанская «Mjaft». В Албании, между прочим, в настоящее время происходят значительные антиправительственные демонстрации. Можно также упомянуть узбекские движения «Bolga» и «Youkol», и азербайджанское движение «Jok». Впрочем именно активисты грузинского движения «Kмара» проводили тренинги для их русских собратьев из «Обороны», подливая масла в огонь напряженных отношений между двумя странами. Что касается «Отпора», то в 2003 это движение трансформировалось в сербскую политическую партию, плачевно проигравшую на выборах в парламент в том же году, а затем растворилось в Демократической партии (DS) Бориса Тадича, нынешнего президента Сербии. Большая часть членов этого движения переквалифицировалась в специалистов местных центров политического анализа, таких как Центр прикладных ненасильственных акций и стратегий (CANVAS) и Национальная комиссия правды и примирения (CNVR). Один из бывших «отпоровцев», Иван Марович с 2003 года сотрудничал с вышеупомянутым Международным центром ненасильственных методов борьбы, и компанией «York Zimmermann Inc», а также с командой разработчиков компьютерных игр «BreakAway Ltd». Последней он помогал в подготовке видеоигры, вышедшей в 2005 году — «A Force More Powerful. The Game of Nonviolent Strategy». Игра основана на различных стратегиях и тактиках действия без применения насилия, которые были использованы по всему миру для свержения «диктаторских режимов», «врагов демократии и прав человека», среди которых и Милошевич. Таким образом, круг замыкается, и практика соединяется с теорией Экермена по разработке видеоигр, на основе реальных, или будущих сценариев цветных революций, речь о которых шла ранее. Надо отметить еще одну особенность цветных революций. Им присуща направленность на возрождение национализма и анти-империализма (российского или постсоветского, что в данном контексте одно и то же) и в беспорядках принимают активное участие националисты и крайне правые группировки. Это как раз таки случаи Сербии и Украины. Вот почему мы говорили об оранжево-коричневом фронте анти-россиийской направленности и разнородной коалиции, объединившей прозападных демократов и ультраправых — то есть неонацистов. Всё это откровенно анти-русские движения. В России сегодня утверждаются такие альянсы, где слабая и разнородная либеральная оппозиция выступает вместе со скинхедами-националистами на стороне левых национал-большевиков, или основного ультраправого движения.

Итоги цветных революций и их будущее

Как мы увидели, цель цветных революций состоит в том, чтобы усилить американское присутствие (и, следовательно, НАТО) в центре Евразии, вокруг границ России для того, чтобы выполнить геостратегические и геополитические задачи, сформулированные в прошлом веке в теориях геополитических стратегов Маккиндера и Спайкмена. Стоит отметить правильность их предположений о том, что Евразия станет важнейшей мировой зоной в плане энергоресурсов, населения и границ между цивилизациями. Действительно, у цветных революций много общего. Это, в частности, нацеленность на страны, признанные стратегически важными в силу причин географического или политического характера (соседство с Россией) или расположенные в энергетических коридорах. Но одной из общих черт цветных революций является и ориентация на страны с относительно слабыми или неустойчивыми политическими режимами. Россия и Белоруссия, например, ничуть не обеспокоены угрозами таких переворотов, ведь они быстро приняли необходимые контрмеры, запретив деятельность неправительственных организаций и выдворив из страны революционеров-наемников. Впрочем, Россия ввела определенное новшество, занявшись развитием масштабного молодежного движения ’’Наши’’, предназначенного предупредить любые попытки выхода беспорядков на улицы и способного оказать сопротивление. Кроме того, на территории Российской Федерации и Белоруссии, деятельность организаций сети Сороса и ее филиалов была просто-напросто запрещена.Уже в 2008, по мнению Карине Тер-Саакян, у правительств, пришедших к власти в результате цветных революций, не было никакого будущего. Она утверждала: «Провал цветных революций в постсоветском пространстве абсолютно естественен, он просто неизбежен. Демократическое общество и свободный рынок, о которых с большим энтузиазмом разглагольствовал Джордж Буш, заявлялись целями этих революций, но они оказалась преждевременными». На деле эти цветные революции, которые в большинстве своем носят имена цветов (революция тюльпанов, гвоздик, роз) завяли. Случаи Украины и Сербии символичны, они продемонстрировали неспособность руководителей, пришедших к власти в результате цветных революций, поддерживать хотя бы минимальную экономическую стабильность, даже открыв экономику своей страны для американских инвестиций. Движение потерпело неудачу как минимум в своих долгосрочных политических проектах. Голословность этой стратегии стала вполне очевидна. Эффективные контрмеры можно успешно предпринимать — Россия и Белоруссия тому пример. Кроме того, очевидно, что финансовый кризис ударил по бюджету цветных революций. Наконец, стремительный дипломатический и военный ответ России в августе 2008 года показал, что она готова противостоять этому демократическому насилию и защищать своих граждан, даже вне своих границ.


Сейчас всю эту интеллектуальную энергию, которую инициаторы цветных революций распыляют на различные попытки дестабилизировать Россию, они могли бы использовать, например, на то, чтобы измерить и оценить будущие последствия арабской весны, ведь в настоящий момент они остаются неисчисляемыми, но в будущем затронут как Европу и Россию, так и Америку.


1Книга Патриcа Вилала — В дворах Москвы — Стр. 149 и 150
2Книга Патриcа Вилала — В дворах Москвы — Стр. 151

Posted on by Alexandre Latsa in Win.ru, Геополитика, Статьи на русском, Цветная революция Leave a comment

БОРЬБА ЗА ЕВРАЗИЮ (II)

Оригинальная статья была опубликована в win.ru

 

Итак, после Второй мировой войны Европа была разделена железным занавесом надвое, СССР считался основным государством, способным господствовать над Евразией, в то же время «прометеевское» движение, желавшее разделения Союза на отдельные части, пользовалось активной поддержкой ЦРУ. Американские стратеги собирались применить на деле геополитические познания своих идеологов, попытавшись опоясать Россию сетью буферных стран, позволяющих США продвигать свою политику в Евразии. Будет применен абсолютно новаторский подход: организовать в близлежащих странах обманчиво спонтанную волну народных выступлений против существующих порядков без применения насильственных методов борьбы и посредством хорошо налаженной сети подпольных организаций. С этой целью вскоре создается множество ассоциаций и неправительственных организаций. Они называют себя защитниками демократических принципов, но защищают они, главным образом, политические интересы Америки в странах, признанных ей малонадежными и недемократическими. То есть это те страны, которые не входят в западный альянс и принадлежат к группе неприсоединившихся государств. Такая стратегическая концепция не нова, она датируется восьмидесятыми годами, временем разгара холодной войны. Развитием стратегии стало создание огромного количества неправительственных организаций, финансируемых правительством Рейгана с целью ослабить советское влияние и противостоять ему.

 

В их число входят Агентство США по Международному Развитию (USAID), Американский Институт Мира (USIP), Национальный фонд поддержки демократии (NED), который является школой кадров по всему миру, и сам управляет многочисленными либеральными ассоциациями по продвижению демократических ценностей. Также упомянем Институт по изучению СССР (Institute for the Study of URSS) и Американский Комитет по освобождению от большевизма (American Comitee for Liberation of Bolchevism), к которому после Второй мировой войны присоединились лидеры движения прометеизма. В этом списке присутствуют Институт Аспена, Фонд Джеймстауна (Jamestown fondation) и Американский комитет за мир на Кавказе, организовывавший, финансировавший и поддерживавший джихад против советских солдат в Афганистане. Этот комитет — прототип организации «Фридом хаус» (Freedom House), сердца системы, основанной в 1941 году, чтобы противостоять нацистскому влиянию, а позднее влиянию Советского Союза. Список был бы не полным без Фонда Наследия (Heritage Foundation), основанного в 1973 году как оружие антисоветской доктрины президента Рейгана, являющегося на сегодня одним из главных консервативных «мозговых центров» США. Сеть «Открытое общество» Фонда Сороса, предназначенная для продвижения принципов свободы и демократии на постсоветском пространстве руками своих дочерних ассоциаций. Наконец, Американский институт предпринимательства (AEI), который был одним из генеральных проектов нео-консервативной политики правительства Буша. Американский институт предпринимательства вместе с Фондом Наследия часто упоминаются, как правое крыло либерального «мозгового центра» Брукингского института (Brookings Institution).

Особый интерес представляет такая организация как Общественный Институт имени Альберта Эйнштейна, так как его основатель Джин Шарп, американский общественный деятель, является также автором книги «От диктатуры к демократии» — настоящего учебника по методам ненасильственной борьбы с диктаторскими режимами. Его использует большая часть молодежных движений, финансируемых вышеупомянутыми неправительственными организациями с целью свержения нежелательных государственных режимов. Джин Шарп политизировал методы ненасильственной борьбы в контексте возобновления холодной войны, чтобы подготовить сопротивление в Европе в случае вероятного вторжения Красной армии. Этот малоизвестный философ с 1985 по 2005 годы опубликовал многочисленные труды о методах сопротивления без применения насилия. С 1987 года он проводил тренинги внутри НАТО. Следует отметить, что с 90-х годов причастность Роберта Хелвея, бывшего сотрудника американского ЦРУ, позволяла институту пользоваться обильными финансовыми вливаниями Международного республиканского института (IRI) — «мозгового центра», близкого к республиканской партии и являющегося также одним из четырех отделений Национального фонда поддержки демократии (NED). Параллельно с этими теориями нужно рассматривать деятельность Международного центра ненасильственных методов борьбы (ICNC), которым руководит Питер Акерман (Peter Ackerman). Экермен утверждает о тактическом превосходстве ненасильственных методов борьбы в рамках глобального информационного сообщества. Это в его планах развивать концепцию видеоигр со сценариями, основанными на реальных или предполагаемых (в будущем) театрах военных действий гражданских переворотов. Таким образом, теории Шарпа и Акермана являются краеугольными камнями системы глобальной дезинформации и идеологической войны, необходимых для развязывания бескровных революций. Это идейно-культурное воздействие, осуществляемое посредством интернет-общения, гражданской журналистики и социальных сетей, позволяет массово рассылать не поддающихся проверке послания, играющих на подсознательных мотивах. По мере применения новаторских методик идейно-культурного воздействия, мы сможем увидеть ненасильственные государственные перевороты во всей красе: массовые «цветные» протесты, использование социальных сетей для дестабилизации страны или информационная война, то есть интернет-война без применения насилия. Можно утверждать, что мало кто из обозревателей осознает значимость финансирования и размах деятельности всех этих ассоциаций, «мозговых центров» и неправительственных организаций. Так же мало кто из обозревателей понял их общее происхождение в рамках единого инструмента геополитического воздействия.

Цветные революции у границ России

При падении Берлинской стены железный занавес переместился на восток. Уменьшение советского (и, следовательно, Российского) влияния косвенно отвечало геополитическим интересам НАТО. Вдобавок, расширение НАТО и Евросоюза по-новому разделяло Европу. По мнению итальянского эксперта по геополитике Тиберио Грациани (Tibério Graziani), эти примыкавшие к НАТО восточноевропейские страны, создали в этой части Европы американский плацдарм для атаки на Евразию. В сентябре 1997 года один из наиболее влиятельных американских политологов, Збигнев Бжезинский (Zbigniew Brzezinski) опубликовал статью о Евразийской геополитике и о сохранении американского лидерства, которое произойдет, по его мнению, через разделение России на три обособленные части, объединенные названием «Российская Конфедерация». Бжезинский предлагал разделить Россию, дабы освободить Западную и Восточную Сибирь от тяжелой руки московской бюрократии, утверждая в своем главном труде, что для России это «уменьшит соблазн вернуться к имперским замашкам», и, следовательно, не будет мешать укреплению контроля Америки над Евразией. Кроме того, в зоне влияния России и среди ее близлежащих соседей есть некоторые традиционные союзники России, которые не стремятся к членству в НАТО, сопротивляясь расширению НАТО на восток. Эти страны являются стратегическими как в политическом, так и географическом плане, и, следовательно, также являются целями для демократических переворотов, называемых цветными революциями.2000 год, Сербия: Соросовские организации, «Открытое общество», «Фридом хаус» и Национальный фонд поддержки демократии организовали массовые народные демонстрации между двумя турами президентских выборов 2000 года. Поддержанную националистами революцию (как это произойдет и на Украине), стали называться бульдозерной, так как тысячи шахтеров использовали бульдозеры, чтобы взять штурмом столицу и парламент, даже не дождавшись результатов выборов — это, несомненно, свидетельствует о демократическом характере революции. Новое правительство назначит премьер-министра, который вскоре будет убит за выдачу Слободана Милошевича Международному уголовному трибуналу, где последний, не дождавшись приговора, умрет в камере предварительного заключения. Американские войска построят в Косове военную базу «Кэмп-Бондстил» и доведут до конца суверенизацию этой бывшей сербской провинции. 10 лет спустя большинство стран-членов ООН все еще не признает это независимое государство. В 2010 году, в то время как Сербия с трудом пытается вести переговоры о вступлении в ЕС, а экономическая обстановка в стране просто катастрофическая. У ослабленного правительства нет ни единого шанса победить на будущих выборах.2003 год, Грузия: по классической схеме, оппозиция объявляет о фальсификации итогов выборов в Парламент и выходит на улицы с протестами. Демонстранты вынуждают президента Эдуарда Шеварднадзе покинуть президентский пост, затем берут власть в свои руки. Это — революция роз. Ее победивший лидер, Михаил Саакашвили, став президентом, открывает страну для американских и западных экономических интересов и думает о присоединении к НАТО и ЕС. Естественно он рвет отношения с соседней Россией. 5 лет спустя, в августе 2008 года, Саакашвили бомбардирует население Южной Осетии, убивая множество осетин, у большей части которых было двойное российско-грузинское гражданство, а также уполномоченных ООН российских солдат-миротворцев. Москва наносит ответные удары и оттесняет грузинское военное наступление, которое поддерживали американские и украинские офицеры-инструкторы. Итог: страна разорена. Выборы 2008 года, на которых произошло переизбрание президента Саакашвили, очень критиковались мировой общественностью, нашедшей их недемократическими.

2004 год, Украина: на выборах украинского президента Виктору Януковичу противостояли Виктор Ющенко и Юлия Тимошенко, пользовавшиеся поддержкой Запада и международного сообщества. По итогам голосования были опубликованы различные результаты и тысячи украинцев вышли с митингом на центральную площадь Киева, где Виктор Ющенко призывал к ненасильственному сопротивлению диктатуре. ОБСЕ и «Фридом хаус» осудили фальсификации результатов голосования, в то время как Владимир Путин и Лукашенко признали победу Виктора Януковича — кандидата, названного Украинской избирательной комиссией победителем. После двух недель умело организованных демонстраций, объединивших либеральные и крайне правые движения, при сильном посредническом давлении (ОБСЕ, НАТО, Совета Европы, европейского Парламента…) результаты выборов были-таки, аннулированы, и был организован третий тур выборов, где победу одержал западный кандидат Виктор Ющенко. Это — оранжевая революция. По окончанию президентского срока в стране царит разруха, и в 2009 году президент Ющенко не был переизбран, получив менее 5% голосов. Никого не удивило, что именно Виктор Янкович стал новым президентом, в то время как символ Оранжевой революции и западников, ультра-националистка Юлия Тимошенко обвиняется в коррупции.

2005 год, Киргизия: киргизская оппозиция оспаривает результаты выборов в Законодательное собрание и приводит с юга страны в Бишкек демонстрантов, которые свергают президента Аскара Акаева. Это — революция тюльпанов. Национальное собрание избирает президентом проамериканского кандидата Курманбека Бакиева, который совмещает посты президента и премьер-министра. Когда ситуация стабилизировалась, Бакиев продает американским компаниям несколько мест добычи природных ресурсов в стране и строит в Манасе военную базу для США. Обвиненный в коррупции и в ухудшении экономической обстановки в стране, Бакиев теряет власть в 2010 году в результате нового народного восстания.

Posted on by Alexandre Latsa in Win.ru, Геополитика, Статьи на русском, Цветная революция 1 Comment

БОРЬБА ЗА ЕВРАЗИЮ (I)

Оригинальная статья была опубликована в win.ru

«В арабском мире, сотрясаемом революциями, сложилась тяжелейшая ситуация, дестабилизация обстановки, которая может привести к распаду стран на мелкие осколки. Такой сценарий они раньше готовили для нас, и тем более они сейчас будут пытаться его осуществлять. Но в любом случае этот сценарий не пройдет
Дмитрий Медведев, Владикавказ, Северная Осетия, 22 февраля 2011 года

В течение последних десяти лет, часть стран бывшего Советского Союза, (в центральной Европе и центральной Азии) накрыла волна революций. Эти революции (по крайней мере, те из них, что закончились) повлекли за собой смену власти и, следовательно, изменение политической ориентации вышеупомянутых стран. Все эти смены политических режимов прошли по схожему, исключающему насилие, сценарию, и описывались ведущими СМИ как демократические революции, инициатором которых выступала молодежь, жаждущая свободы и желающая поколебать просоветские, полудемократические коррумпированные политические строи. Эти «цветные революции» или «оранжевые революции» (по названию революции на Украине) подавались нам как дополнение и логическое продолжение «бархатных революций», которыми было отмечено начало освобождения восточно-европейских государств от советского ига. Однако, как мы вскоре увидим, эти политические изменения не являются ни игрой случая, ни последствием политической воли какой-либо демократической оппозиции. Они являются тщательно спланированными геостратегическими операциями, организованными и управляемыми извне стран, в которых происходят.


В ХХ-м веке произошло замещение британского мирового господства на американское. Одна доминирующая морская держава сменилась другой, но подход этих государств к миру, особенно континентальному, не изменился. Эта настойчивая необходимость утверждать свое присутствие в центре Евразии составляет важнейший приоритет международной политики любой доминирующей державы (что Британии в ХIХ-веке, что Америки в ХХ-м, и обязательно сопровождается, как мы видим, уменьшением российского влияния в этой зоне, которая между тем является для России ближним зарубежьем. Эту теорию континентального присутствия обязательно нужно учитывать тем, кто хочет понять американо-российские отношения, а также отношения Англии с Россией в прошлом веке в рамках той Большой Игры, которая велась на территории центральной Азии. Действительно, и Англия, и Америка повинуются одинаковым геополитическим законам и одинаковым географическим ограничениям. Островной характер этих стран является причиной того, что их желание мирового господства должно преодолеть два обязательных препятствия. Вначале освоение морского пространства (что служит причиной их морской мощи), и затем обязательная (дабы не остаться в изоляции) интеграция в географический центр мира: туда, где сконцентрировано население и основные энергоресурсы, туда, где решается история. Данная цель исходит из англо-саксонской геополитической доктрины, которая определяет отношения между странами мира, как оппозицию между так называемыми державами морскими (Англия, Америка), и континентальными (Германия, Россия, Китай). Это теория одного из отцов современной геополитики, Хэлфорда Маккиндер.


(1861-1947), определившего существование «сердца мира» (Heartland) расположенного в центре Евразии, в зоне, покрывающей современную Сибирь и Кавказ. Маккиндер опасался (речь идет о периоде до второй мировой войны), того что эта мировая зона станет абсолютно суверенной, отстранив, таким образом, Америку (расположенную на удаленном от центра материке) от управления делами мира. Наибольшей опасностью Маккиндер считал возможность союза двух главных континентальных держав — Германии и России. Поэтому он призывал к созданию единого фронта заинтересованных государств с целью помешать увидеть свет русско-германской коалиции. В 1945 году он считал СССР, благодаря его размеру и влиянию, основной державой, способной объединять это «сердце мира». Следовательно, по умолчанию, СССР становился главным противником Америки.Согласно второй теории, развиваемой Николасом Спайкмэном, (1893-1943) основная зона означает не столько само «сердце мира», сколько промежуточный район между ним и прибрежными морями. Эта вторая теория, дополняя первую, показывала значимость идеи лишить главную континентальную державу (бывшему СССР и с 1991 года России) выхода к морю. С этой целью также должен был быть основан единый фронт стран для того, чтобы создать буферную зону между СССР и соседними морями (Северным, Каспийским, Черным, Средиземным). По мнению историка Натальи Нарочницкой, это препятствование выходу России к морям продолжается и сегодня, заключаясь в «исключении северной части России из зоны мирового энергетического эллипса, в которую входят Аравийский полуостров, Ирак, Иран, Персидский залив, Северный Кавказ (российский Кавказ) и Афганистан. Конкретно речь идет о том, чтобы перекрыть России доступ к проливам, морям и океанам, а также к важным энергоресурсным зонам и, следовательно, оттеснить Россию к северу и на восток, подальше от Средиземного, Черного и Каспийского морей. То есть существует первая линия проникновения, территориально идущая от Балкан на Украину для осуществления контроля над Эгейским и Черным морями, и вторая линия — от Египта до Афганистана для контроля Красного моря, Персидского залива и Каспийского моря. В этой стратегии нет ничего нового, преследуются лишь нефтяные интересы». Речь также идет о том, чтобы отделить Россию от Западной Европы, с целью избежать континентальных союзов между двумя доминирующими государствами. В начале XXI- го века ими являются крепнущая Россия и Германия, первая европейская держава.

К истокам цветных революций: проект разделения России

Желание ослабить и разделить Россию на множество кусочков старо как мир. В XIX-м веке во время большой геополитической игры, территорией которой была Центральная Азия и Кавказ, а противниками — российская и британская империи, Англия хорошо осознавала значимость недавних завоёванных Россией областей Оттоманской империи и вытекающую из этого угрозу для себя. Эти территории открывали для России путь к Средиземному и Черному морям. С 1835 года Англия последовательно пытается дестабилизировать Россию через поставки вооружения на Кавказ (дело английской шхуны «Vixen»), а также создавая чеченские и черкесские комитеты на Парижском конгрессе в 1856 году, где вырабатывались итоги Крымской войны.


Этот кавказский фронт будет для России в течение XX-го и XXI-го веков чем-то вроде уязвимой зоны, с помощью которой Англия, а затем и Америка будут предпринимать попытки дестабилизировать Россию. В начале XX века лидеры мусульманских республик России, главным образом с Кавказа и Центральной Азии, пытались организовать борьбу за свою независимость. Две стороны находились в оппозиции: приверженцы территориального национализма и сторонники обще-турецкого союза (внутри этих движений значительную роль играла турецкая интеллигенция, призывающая к воссоединению турок). Цель этих «сепаратистов» состояла в том, чтобы в скором времени привлечь расположение западных демократических стран, и «призыв» поддержать суверенизацию кавказских республик был брошен на Версальском конгрессе. Большевики не давали ни малейших шансов подобным сепаратистским настроениям, и с 1922 года, выступающие за независимость зачинщики вынуждены были удалиться в добровольное изгнание. Первая волна эмигрировала в Стамбул, что дискредитировало это движение, смешав его с турецким экспансионизмом, вторая же волна уехала в Европу, а именно во Францию и Германию. В то время Бачкир Заки Валидов уже считал Францию «центром турко-мусульманской борьбы против России». Польский премьер-министр Юзеф Пилсудский (Józef Piłsudski), дал этому движению название «прометеизм». Вскоре во Франции, Германии, Англии, Чехословакии, Польше, Турции и в Румынии начал издаваться журнал «Прометей».


Когда разразилась Вторая мировая война и был подписан германо-советский пакт Молотова-Риббентропа, «прометеевцы» встали на сторону Англии и Польши. «Прометеевское» движение пользовалось солидной финансовой поддержкой в Польше и политической поддержкой во Франции, например, через комитет «Франция-Восток», под патронажем председателя Сената Поля Думэ. Главной целью было создание Кавказской федерации по типу Швейцарии.После поражения Польши, движение подхватили нацистские стратеги, в планах которых было раздробление СССР на маленькие территориальные субъекты, легче поддающиеся контролю и захвату. Именно с этой целью немцы создавали легионы СС в российском Туркестане, а также дивизии на мусульманском Кавказе. После победы СССР и признания его границ Лигой наций, «прометеевское» движение повернулось к Америке, поддержавшей основание «Прометеевской Лиги Атлантической Хартии». Пользуясь в свое время поддержкой турко-мусульманской стороны, затем католиков и антикоммунистов, а потом и нацистов, движение неожиданно получило поддержку от американского ЦРУ, которое в разгар холодной войны сделало его инструментом борьбы против СССР. Большое идеологическое смешение, которое следует из истории этого движения, привело к развитию «прометеевской» линии, которая по умолчанию определялась как антироссийская. В целом, мы можем говорить о, своего рода, объединенном оранжево-зеленом фронте, абсолютно разнородной коалиции западных и кавказских исламско-сепаратистских интересов, направленных против России.

Posted on by Alexandre Latsa in Win.ru, Геополитика, Статьи на русском, Цветная революция Leave a comment