В то время как гоняются за русскими агентами, «Правый Сектор» занимается вербовкой во Франции

4_standartФедор Лукьянов рассказал о своем разговоре с сотрудницей председателя по международным отношениям бундестага, который прекрасно иллюстрирует провал западноевропейской элиты и ее отрыв от народов, которые она должна представлять и, главное, защищать. Эта сотрудница говорит, что «здесь, в Германии, большая проблема с российской пропагандой Путина, подрывающей все», и что они получили «массу писем с критикой нашего председателя за его политику, осуждающую Россию в ситуации с Украиной, как слишком суровую, и так далее».

Федор Лукьянов спросил у нее, считает ли она критику немецкой политики в Восточной Европе «продуктом пропаганды Путина». Та ответила: «Да, разумеется». Г-н Лукьянов, вероятно, смутил ее, упомянув вероятность того, что это критика настоящих немецких граждан, которые используют свои основные права в обществе, называемом демократическим.

Это случилось вскоре после скандала с немецким телевизионным каналом, который показал программу, сделанную российским каналом RT. Регулирующие органы завели против канала дело по инициативе местных парламентариев, убежденных, что показанная программа представляет лишь «российскую точку зрения», «не способствует формированию объективной картины», так как, по мнению некоторых депутатов левых партий, «канал RT слишком близок к власти».

Свобода слова применима ко всем, кроме российских СМИ?

Это стремление к цензуре связано с призывами влиятельных журналистов Запада отвергнуть и исключить «этих людей» (которые работают на RT ― прим. ред.) из мира журналистики. Однако существование гипотетической российской пропаганды, наводнившей западный медийный мир, является новинкой среди мифов о России за рубежом.

Чем сильнее кризис (в политическом, стратегическом, экономическом, моральном, социальном плане…) в Европе, тем больше система, чувствующая угрозу, пытается заклеймить любую возможную альтернативу. К этому добавляется растущая пропасть между журналистами и их читателями, что уже давно и почтисистематически отмечается в связи с каждой опубликованной статьей. Во Франции, которая, впрочем, находится не в столь продвинутом, как Германия, состоянии медийной русофобии, эксперты попытались  социологическими причинами объяснить изобилие про-путинских комментариев в сети (комментарии к этой статье, впрочем, дорогого стоят).

Российский информационный успех за рубежом беспокоит все больше, по мере того, как побеждает российская подача информации. Некоторые даже полагают, что антенны российского канала могли бы стать военными целями для НАТО, как это было в 1999, когда бомбардировкам подверглась башня государственного телевидения Сербии. Тем не менее, посмотрим правде в глаза: российские медиа, за исключением недавних примеров Russia Today и агентств типа РИА Новости или Sputnik, по-прежнему относительно заурядны, а так называемая российская soft-power остается довольно неэффективно.

Тем не менее, реальность сегодняшней России, хотя российская модель по-прежнему находится в зачаточном состоянии и весьма несовершенна, кажется, убеждает все большее число французов и европейцев, которые либо находятся в контакте с Россией, либо сумели преодолеть медийную блокаду и злонамеренность, сопровождающие освещение в СМИ сегодняшней России.

Во Франции все добрые души, которые защищают Россию или Россию Путина, регулярно обвиняются в том, что являются агентами Кремля, причем эти обвинения исходят от журналистов, чья некомпетентность может сравниться только с их недобросовестно, как мы видели во время недавнего визита депутата Николя Дюпон-Эньяна в Москву. Он был приглашен бизнес-сообществом во Франко-российскую торгово-промышленную палату и когда рассказал там о негативном освещении России французскими корреспондентами, работающими в Москве, немедленно вызвал истеричное осуждение гипотетической руки Кремля за этой обычной критикой, исходящей от самых видных французских предпринимателей в России.

Это многое говорит о психозах, которые сопровождают освещение неотрицательных мнений о России, систематически интерпретируемых как «продажное лоббирование» от имени Кремля. Разве русофилы имеют моральное обязательство не быть кремлефилами?

Эта ненависть к российскому лидеру, к его мощной политике и возвращенному суверенитету присуща не только большинству журналистов и комментаторов. Существует и другая категория: политические активисты, которыми движет ненависть к путинской России и любовь к исторической галицийской Украине, категория, встречающаяся в основном во Франции и в Европе в националистической среде.

Эти анонимные блогеры и прочие активисты 2.0, чья активность выросла в течение 2014 года, стали агрессивно и систематически нападать на французов, защищающих Россию. К оскорблениям, угрозам и лжи добавляются многочисленные мифы, изображающие всех французов, которые защищают франко-российское сотрудничество, «кремлевскими агентами», занимающими выгодные экономические позиции в обмен на действия по продвижению России и ее имиджа, по образцу французских писателей-коммунистов во времена СССР.

Это попытка дискредитации породила многочисленные сайты, принадлежащие анонимам, которые, действуя замаскировано, на самом деле показывают свое настоящие лица. Лица, напоминающие головорезов «Правого Сектора», появляющихся на публике в масках.

Сходство и связь между ними на этом не заканчивается.

Деятельность большинства из этих сайтов, а также подстрекателей и анонимных комментаторов, возможно, связана с весьма неожиданным событием: источники, близкие к французскому МВД, утверждают, что руководство «Правого Сектора», и говорят даже о присутствии Андрея Парубия, дважды за последние месяцы побывало во Франции, посетив самые радикальные националистические круги. Не стремится ли «Правый Сектор», предлагая финансирование, вербовать боевиков для проведения насильственных действий против российских интересов во Франции и, вероятно, против французских патриотов-русофилов?

У читателей Sputnik не должно вызывать удивления, что контакты происходили с теми же лицами, поддержку которых получили российские ультранационалисты во Франции во время русских маршей. Эти марши объединяли, как мы помним, ультранационалистов, скорее близких к Алексею Навальному и враждебных Путину, некоторые из которых сегодня воюют на стороне украинской армии против пророссийских федералистов Донбасса.

Неожиданный союз, который показывает безнравственность тех, кто желает подорвать мир в Европе и франко-российские отношения, кто без стеснения использует ультраправых для достижения своих целей в регионе, как это происходит с самыми фанатичными исламистами в Сирии и с самыми радикальными общественными меньшинствами в Европе.

Вояж украинских деятелей во Францию не имел большого успеха, поскольку они могли констатировать сильные русофильские настроения в патриотических кругах французских правых. Тенденция, противоположная тому, что существует среди польских и прибалтийских националистов, с которыми «Правый Сектор» хочет  создать региональную антироссийскую стратегическую дугу, прекрасно соответствующую целям неоконсерваторов в регионе. Эти цели противоречат высшим интересам французской нации и первостепенным требованиям ее суверенитета, поскольку, как справедливо напомнил незаменимый Жан-Пьер Шевенман, «Нет независимой Франции без сильной России».

Постепенно, однако, реальность берет верх, и это иррациональное осуждение пророссийских кругов обнаруживает свою неэффективность, бесполезность и нелепость.

В реальности, [во Франции] таинственных кремлевских агентов не больше, чем медведей на улицах Москвы, однако есть французы, настроенные очень русофильски, которые больше не могут терпеть ненависть к России, стране, которую так любят ненавидеть, по словам Ги Меттана.

К сожалению для нездоровых умов, с лицами, спрятанными за масками, часть которых, очевидно, получает плату в долларах или гривнах, подавляющее большинство франко-российских патриотов являются «идеологической пехотой». Они присоединились к информационной войне в подавляющем большинстве добровольно, убежденно, используя важнейшее оружие в этой борьбе за правду: Интернет.

Именно они победят в идущей информационной войне, потому что победа принадлежит более решительным и, в особенности, самым искренним, тем, кто действует с открытыми лицами.

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal

Posted on by Alexandre Latsa in Статьи на русском, Украина, урса тм Leave a comment

Add a Comment