Перекрестный год, французы в России

Во-первых, я хотел бы уточнить, что отношения между Россией и Францией относительно давние. Франция всегда была и остается одним из ключевых европейских партнеров России. На протяжении всей своей многовековой истории франко-российские отношения в значительной степени определяли климат в Европе и в мире. Их история восходит к середине XI века, когда дочь Ярослава Мудрого, Анна Киевская, стала королевой Франции, выйдя замуж за Генриха I. После его смерти она стала регентшей и управляла страной. Впервые дипломатические отношения между Россией и Францией были установлены в 1717 году, когда первый русский посол во Франции передал свои верительные грамоты, подписанные Петром Великим.

Кульминацией сближения между Россией и Францией был двусторонний военно-политический союз, сформировавшийся в конце XIX века. Символом этих дружеских связей является мост Александра III через Сену, первый камень которого был заложен в 1896 году императором Николаем II и императрицей Александрой Федоровной. С установлением 28 октября 1924 года дипломатических отношений между СССР и Францией началась их современная история. В 90-х годах началась новая эра франко-российских отношений. Радикальные изменения, произошедшие в это время на мировой арене, и развитие новой России определили развитие активного политического диалога между Москвой и Парижем. Этот диалог основывался тогда, как и сейчас, на широком совпадении позиций наших стран относительно формирования нового многополярного мирового порядка, проблем европейской безопасности, урегулирования региональных конфликтов, контроля над вооружениями.

Основополагающим документом в отношениях между Россией и Францией стало соглашение от 7 февраля 1992 года (вступившее в силу 1 апреля 1993 года). Оно подтвердило стремление обеих сторон развивать новые отношения согласия, основанные на доверии, солидарности и сотрудничестве. Правовая основа договорных отношений между Францией и Россией с тех пор значительно дополнилась: были подписаны десятки соглашения в различных областях двустороннего сотрудничества. Франко-российские политические отношения становятся все более содержательными.


Какие отрасли считаются стратегическими для экономических и торговых отношений между Францией и Россией?

Российско-французская торговля непрерывно активизируется: так в период 2001-2009 гг. товарооборот между двумя сторонами увеличился в пять раз и достиг в 2009 году 17,128 миллиардов долларов. Франция в настоящее время является шестым иностранным инвестором в России и пятым по значимости торговым партнером России. Французское присутствие не только сохранилось на прежнем уровне, но, несмотря на кризис, усилилось в 2009 году, а затем и в 2010 году, благодаря перекрестному году Франции и России. Нынешняя тенденция подтверждается также новым внедрением и в новых областях. Секторами, которые традиционно ценят французы, является энергетика (особенно добыча и переработка нефти и газа), управление городскими сетями, общественное питание и розничная торговля, строительство, транспорт, авиационно-космическая промышленность, автомобилестроение, фармацевтика, сельское хозяйство, пищевая промышленность, машиностроение и оборудование, а также связь.

В перекрестный франко-российский год произошло резкое улучшение экономических связей, поскольку французские инвестиции в России достигли в настоящее время более чем 3 миллиардов евро, российские инвестиции во Франции увеличились до 2 миллиардов евро. Можно привести несколько примеров такого перекрестного сотрудничества: энергетическое сотрудничество по контракту, подписанному между GDF Suez и «Газпромом», по присоединению французской группы к газопроводу «Северный поток», сотрудничество в транспортном секторе с покупкой Alstom 25% ЗАО «Трансмашхолдинг», лидера транспортного машиностроения России, или сотрудничество в области автомобилестроения Renault ― Автоваз.

Не отстает и строительство, российская строительная группа Hermitage должна построить две башни-близнецы в 300 метрах от La Defense, в то время как Danone и российский «Юнимилк» объединяются для создания крупнейшего предприятия в молочном секторе России: Danone инвестирует 1,3 миллиардов евро на приобретение 57% акций нового совместного предприятия. Но есть также разработка Sukhoi Superjet-100, сооружение танкеров для СПГ, реализация крупных инфраструктурных проектов (например, участка автомагистрали соединяющего Москву и Санкт-Петербург или гигантского моста во Владивостоке) компанией Vinci. Также укрепляется альянс Air France — Аэрофлот для противостояния немецкой Lufthansa, широко присутствующей в России.

Эти новые рынки не должны, однако, заставить забыть о традиционно доминирующем положении французских компаний на российском рынке, например, в продовольственной области, Auchan. Наконец, 2010 год знаменует собой начало нового многообещающего сотрудничества в космической области с первым запуском ракетносителя «Союз» из Гвианского космического центра.

Цель для Франции ясна: догнать Германию, крупнейшего экономического партнера России. Париж в последние годы стал пятым инвестором в стране, уже обогнав Италию и Соединенные Штаты. В России в 2009 году насчитывалось 500 французских компаний, в то время как там присутствуют около 4.000 немецких компаний. Наконец, из 120.000 французских компаний, представленных за рубежом, меньше 6.000 работают с Россией.


С какими проблемами сталкиваются французские операторы, чтобы войти в российскую экономическую и торговую систему?

Незнание российского рынка является основным препятствием для инвестиций. У многих французских инвесторов имеется темное и негативное видение России, видение, которому, увы, поспособствовал почти всегда пессимистичный и ложный анализ национальной печатной прессы. Если вы в течение года читаете аналитику и статьи о России в крупных французских газетах, действительно, это не вызывает желания инвестировать. Тем не менее, даже если инвестиции в России считаются «рискованными» (как и во всех развивающихся странах), это может приносить большие дивиденды. И хотя французская компания кредитного страхования Coface относит Россию к четвертой группе из пяти, к самым рискованным странам, увеличение французского присутствия в России оправдано: французские компании много зарабатывают на этом огромном рынке.

Разумеется, в России есть совершенно особые обычаи и традиции, как это говорилось в анализе французского Сената в 2005 году: «Россия является самой сложной из развивающихся стран, в России все трудно, но нет ничего невозможного». Отрицательные стороны России известны, есть коррупция, которая, к сожалению все еще существует, несмотря на значительный прогресс, достигнутый в последние годы. Даже если Россия больше не является страной, где вооруженные люди вымогают деньги, как это было в 90-х годах, коррупция адаптировалась и вступительный взнос может быстро материализоваться, например, при участии в тендерах.

Скандал, произошедший с Daimler является самым недавним примером подобного, компания обвиняется в уплате десятков миллионов долларов в виде взяток государственным учреждениям России за заключение контрактов. Бюрократия также часто является кошмаром для иностранных компаний в России, добавляясь к труднопонимаемой налоговой системе. Наконец, «слабость» российской системы правосудия также является одной из основных проблем. Но я повторяю, что все быстро меняется, и в правильном направлении, значит, есть все основания для оптимизма.

В России, даже если обычаи не всегда понятны иностранцам, французские игроки часто демонстрируют относительное незнание системы (по прибытию), даже трудности по изменению своего менталитета с тем, чтобы пробить себе дорогу на российский рынок. Наконец, французское присутствие все еще слишком сосредоточено в европейской части России, Москве, Санкт-Петербурге и Нижнем Новгороде. Расширение этого присутствия в других регионах России происходит относительно медленно, даже если внедрение в регионах является ключом к успеху, будь то на юге (Bonduelle и D’aucy вблизи Краснодара) или в Калуге (Peugeot Citroën). Фабрика Danone работает уже более десяти лет в Тольятти, Schneider Electric планирует построить завод в Татарстане, а Lafarge решил обосноваться в Краснодаре, Калужской и Свердловской областях. За Уралом французское присутствие относительно заметно только в Екатеринбурге и Новосибирске, в этом городе представлены около тридцати французских компаний.


Считаете ли вы достаточными действия французского правительства, которые направлены на облегчение торговли между Россией и Францией?

Этих усилий явно недостаточно. Эта недостаточность вызвана определенным недоверием по отношению к России, даже реальной русофобией, мешающей франко-российским отношениям. Даже если это не ново, ситуация ухудшилась после избрания президента Саркози в 2008 году. Он был окружен советниками и министрами с атлантическим образом мышления, то есть людьми, настроенными догматически анти-русски и про-американски. В 2009 году Франция реинтегрировалась в НАТО и с тех пор пытается совместить несовместимое, непрерывно разрываясь между европейскими интересами, российскими, американскими и своими собственными. Когда она не двигается по следам немецкой realpolitik, прагматичной и приносящей успех и новизну.

Противоречия между приверженностью к самым опасным атлантические тезисам по отношению к России (выдвинутых атлантическим меньшинством) и необходимым экономическим и геополитическим европейским прагматизмом нанесли удар по подписанию одного из самых крупных франко-российских контрактов года: продаже России французских военных кораблей. Эти переговоры, о которых вместе объявили Николя Саркози и Владимир Путин 1 марта 2010 года в Париже, касались приобретения российским флотом четырех универсальных десантных кораблей типа «Мистраль». С тех пор переговоры столкнулись с двумя основными проблемами: передача технологии и место производства. Что касается передачи технологий, россияне, конечно, в ней заинтересованы, особенно в вычислительных устройствах для сопровождения воздушных операций и, безусловно, в идее дальнейшей разработки авианосцев, российский флот планирует к 2060 году создать пять-шесть авианосных групп.

Пьер Легро из французской кораблестроительной группы DCNS недавно подтвердил (во время салона Euronaval-2010), что «в соответствии с договором на поставку вертолето-носителей (Mistral) в Россию, подписание которого ожидается до конца года, первых два судна будут построены во Франции. Впоследствии Россия сможет построить себе два или четыре судна по французской лицензии». Итак, затягивание продолжалось в течение всего года, и даже если допустить, что договор о продаже будет подписан, это показывает борьбу, существующую между сторонниками и противниками, или, для упрощения, между атлантистами и голлистами.

Однако анти-российская линия является сегодня абсолютно самоубийственной как с политической точки зрения, так и точки зрения геополитики, но также экономики, когда известно, что стоимость судна составляет 400-500 миллионов евро. Я хотел бы добавить, что систематическое недоверие к России, доказательством чего являются французские СМИ, главным образом, печатная пресса, как мне кажется, происходит из того же атлантистского движения, первичным следствием этого недоверия является существенное торможение французских инвестиций в России и, следовательно, потеря денег россиянами, но также и французами.

Таким образом, продажа Mistral вдвойне важна, как для Франции, которая таким образом утвердила бы свою независимость по отношению к НАТО, так и для России, которая, приобретая военное снаряжение НАТО, «взорвала» бы психологические преграды, парализующие многих французских руководителей, принимающих решения об инвестициях в Россию. Это все, что можно пожелать франко-российскому году, надеясь, что он вызовет «перезагрузку» по отношению к России, далекую от любых предрассудков и, таким образом, окажет честь франко-российской дружбе, гаранту мира между нашими двумя народами.

Источники:
- РИА Новости
- Посольство РФ во Франции
- Национальная ассамблея Франции
- Посольство Франции в России
- http://www.realpolitik.tv

Перевод : Уголин

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal

Posted on by Alexandre Latsa in Année croisée France-Russie, Статьи на русском Leave a comment

Add a Comment